"Бодрствуйте о жизни вашей: да не погаснут светильники ваши. Часто сходитесь вместе, исследуя то, что полезно душам вашим"Дидахе
Понедельник, 26.09.2022, 03:58
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Библеистика [8] Толкование НЗ [66]
Толкование Евангелия [52] Толкование Апостола [9]
Размышления [11] Толкование Ветхого Завета [34]
Экзегетика [4] Текстология НЗ [8]
Текстология ВЗ [5] Археология [2]
Исагогика [3] Толкование Апокалипсиса [12]
Комментарий к Марку [15] Комментарий к Матфею [3]
Комментарий к Луке и Деяниям [2] Комментарий к посланиям [5]
Толкования отцов Церкви [3] Толкования святых [2]
Статистика
Телефон
Задать вопрос можно по телефону:

Поиск

Поделиться этой страницей:

Главная » Статьи » Библеистика » Толкование Апостола

Библейские принципы церковного руководства

Сергей Головин

БИБЛЕЙСКАЯ МОДЕЛЬ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ



Как мы видим из Писания, каждая поместная община – это живой организм, который «при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви», и все его члены призваны «на дело служения для созидания Тела Христова» (Ефесянам 4:16, 12). То есть, будучи частью вселенского Тела Христова, поместная церковь при этом автономна и самоуправляема. Однако самоуправление в ней осуществляется не непосредственно, а через духовно зрелых предстоятелей, отвечающих определенным квалификационным требованиям. Именно им церковь делегирует наставнические полномочия, отделяя их на пресвитерскую диакониию. Община возлагает на них ответственность за совершенствование святых на дело служения, за достижение единства веры и познания Христа, за утверждение верующих в здравом учении, за защиту от человеческого лукавства и обольщения.

Апостол пишет: «Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает. Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую» (1 Тимофею 3:1-7). Причастность к домостроительству слова достигается не путем подачи заявления на замещение вакантной должности, а через распознание церковью, что тот или иной ее член соответствует перечисленным характеристикам.

Для наглядности можно было бы сказать, что библейская модель предполагает не «прямую», а «представительскую» форму демократического правления. Ее даже можно было бы назвать республиканской, если бы не одно «но». Это не церковь живет в соответствии с республиканской общественной моделью, а современная модель республиканской организации общества (весьма отличная от античной) сформировалась под влиянием библейских представлений о руководстве.

Как же такой подход осуществляется на деле? Лука не оставляет нас в неведении. В пятнадцатой главе Деяний (15:1-29) приводится пример, как ранняя церковь подошла к разрешению спорного вопроса: нужно ли обращенным из язычников, чтобы быть христианами, уподобляться иудеям в соблюдении церемониальных и общественных положений Закона Моисеева?

Читаем: «Некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись. Когда же произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим» (1-2). Рассмотрение дела проходило в три этапа.

1) «По прибытии же в Иерусалим они были приняты
- церковью,
- Апостолами и
- пресвитерами,
и возвестили все, что Бог сотворил с ними и как отверз дверь веры язычникам» (4).
Мы видим, что дееписатель говорит здесь о трех группах учеников Христовых – обо всей церкви (Ц) в целом, а также об апостолах (А) и о пресвитерах (П), выделяемых в ней как две отличные одна от другой категории.

На апостолов из числа двенадцати (нередко в отношении к ним слово «апостол» в переводах Писания пишется с заглавной буквы, чтобы отличать их от апостолов в широком смысле этого слова, миссионеров) изначально была возложена особая миссия – быть свидетелями воскресения Иисуса Христа, Его жизни и учения. Пока не были созданы письменные тексты Нового завета, «двенадцатеро» во главе с Петром, по сути, играли роль ходячего Слова Божьего. Непосредственное же управление иерусалимской общиной осуществляли пресвитеры во главе с Иаковом (автором называемого его именем послания, которого его не следует путать с апостолом Иаковом Зеведеевым, к этому времени уже казненному – 12:2).

Итак, первоначально делегаты были приняты всей церковью. Но не для проведения открытой дискуссии или всеобщего плебисцита по спорному вопросу. Они совместно прославили Бога за Его чудные дела – что Благая Весть спасения открыта теперь через веру всем народам, как то было обещано Аврааму. Непосредственно в тексте об этом не сообщается, но в общем контексте повествования резонно предположить, что церковь была призвана молиться за правильное понимание того, как следует поступать в данном случае. И хотя «восстали некоторые из фарисейской ереси уверовавшие и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедывать соблюдать закон Моисеев» (5), публичных дебатов по этому поводу не состоялось. Собрание было распущено.

2) «Апостолы (А) и пресвитеры (П) собрались для рассмотрения сего дела» отдельно (6). Церковь делегирует обсуждение проблемы и принятие решений лидерам, обладающим на то должной квалификацией. Рассмотрение проходит неспешно и также в три этапа.

а) Сперва всем желающим предоставляется возможность высказаться. Для взвешенного решения необходимо представлять проблему во всей ее полноте и с учетом всех существенных аспектов.

б) «По долгом рассуждении Петр (А), встав, сказал…» (7). Когда после тщательного обсуждения в кругу ответственных и наделенных полномочиями лидеров сложилось ясное понимание сути проблемы, встает вопрос: на какие принципы учения Иисуса необходимо особо обратить внимание при принятии решения? Именно их и озвучивает Петр от имени Христовых апостолов.
Сегодня у нас с вами, увы, нет возможности лично задать вопросы непосредственным ученикам Иисуса. Но, во-первых, в нашем распоряжении уже имеются составленные ими новозаветные тексты, зафиксировавшие назидание Господне в письменной форме. Во-вторых мы, так же, как и они, находимся под водительством Святого Духа. Так что, следуя рассматриваемому примеру, нам всякий раз сперва надлежит тщательно исследовать какую бы то ни было возникающую проблему, после чего обращаться к Писанию, чтобы через него Дух Святой вразумлял нас, как к этой проблеме следует подходить в свете Христова учения.

в) «После же того … начал речь Иаков (П)» (13). Только теперь, когда ясна и проблема, и должный подход к ней, пресвитеры, как уполномоченные на то церковью руководители, принимают принципиальное решение, которое и озвучивает от их имени Иаков.

3) В итоге, снова собирается вся церковь и, одобрив принятое пресвитерами принципиальное решение, обсуждает, как наилучшим образом воплотить его на практике: «Тогда Апостолы (А) и пресвитеры (П) со всею церковью (Ц) рассудили, избрав из среды себя мужей, послать их в Антиохию» (22).


ДОМОСТРОИТЕЛЬСТВО СЛОВА

Признаками здоровой церкви является здравое библейское учение (Истина), воплощаемое в здравую библейскую практику (Жизнь) под здравым библейским руководством (Путь). В домостроительстве благодати Истина – особо важная категория, поскольку служит основанием и для верного пути, и для подлинно благочестивой жизни. Поэтому, при равноценности всех служений в Теле Христовом, особую роль в домостроительстве «многоразличной благодати Божией» (1Петра 4:10) Писание уделяет диаконии слова.

Ключевое место в библейском учении о церковном служении занимает Послание Ефесянам, в котором Павел стремится «открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом, дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем, в Котором мы имеем дерзновение и надежный доступ через веру в Него» (Ефесянам 3:9-12). В этом послании апостол указывает на основные разновидности наставнического служения:


«Он поставил одних – апостолами,
других – пророками,
иных – евангелистами,
иных – пастырями и учителями к совершению святых на дело служения для созидания Тела Христова
доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия,
в мужа совершенного,
в меру полного возраста Христова;

дабы мы не были более младенцами,
колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения,
по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения,

но истинною любовью все возращали в Того,
Который есть глава Христос,
из Которого все тело,
составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей,
при действии в свою меру каждого члена,
получает приращение для созидания самого себя в любви»
(Ефесянам 4:11-16).


Из этого текста можно сделать весьма важный вывод. Церковь – это саморазвивающийся организм, в котором каждый член в свою меру содействует приращению всего Тела. И для того, чтобы это приращение происходило надлежащим образом, Господь поставляет в Церкви четыре категории служителей слова:

Апостолы – миссионеры, несущие служение по созданию новых церквей и взращиванию их лидеров.

Пророки – проповедники Божьего слова в собрании верующих. Именно в этом значении «пророчество» чаще всего упоминается в Новом Завете:

«кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение» (1 Коринфянам 14:3).

Как провозглашал один их величайших учителей Церкви Иоанн Златоуст (347 – 407), проповедь в собрании детей Божьих должна назидать разум, возбуждать чувства, побуждать волю.

Евангелисты – благовестники; те, кто проповедует Божье слово среди необращенных, призывая их примириться с Господом.

Пастыри-учители. Грамматика текста указывает, что это – одна категория, а не две (уточняющее определение «пастыри» в равной степени прилагаемо ко всем четырем категориям). Она включает наставников, помогающих детям Божьим изучать Его слово и познавать Его волю, причем – не только в контексте общецерковного поклонения. Это и учители Библии в группах, и душепопечители, и капелланы в различных общественных сферах, и руководители конкретных служений, и т.п.

Вы, возможно, заметили, что при цитировании текста Ефесянам 4:12 («к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия») были пропущены запятые. Сделано это умышленно. Традиционная пунктуация – самодеятельность переводчика, который истолковывает значение текста в свете своей конфессиональной традиции. В его понимании к служению в церкви и к ее созиданию отношение имеет лишь тот, кто занимает в ней официальное положение. Прочие же из народа Божьего – лишь потребители профессионально оказываемых культовых услуг. Они – «прихожане» или даже «миряне», то есть вроде как уже и не совсем Церковь.

Но в оригинале апостольского послания запятых нет. Павел однозначно указывает, что «всё тело… при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви», и все его члены призваны «на дело служения для созидания Тела Христова доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия». Именно поэтому на служителей слова возложен целый ряд весьма ответственных задач:


– совершенствование святых на дело этого служения;
– достижение единства веры и познания Христа;
– утверждение Тела в здравом учении;
– защита от человеческого лукавства и обольщения.

21.08.19 https://www.facebook.com/photo/?fbid=10218699490345966&set=a.10205644158970841

 

По отношению к наставникам церкви Писание использует три греческих слова –

пресвитер (старший; тот, кто пользуется уважением),

пастор (пастырь; тот, кто оберегает и заботится)

и епископ (смотритель; тот, кто несет ответственность).

Причем - взаимозаменяемо. Апостол Петр пишет:

«Будучи сам старейшиной [συμπρεσβύτερος (сюмпрэсбЮтэрос) – сопресвитер] и свидетелем страданий Христа, а также соучастником Его славы, которая должна открыться, я прошу ваших старейшин [πρεσβυτέρους (прэсбютЭрус), т.е. пресвитеров]: пасите [ποιμάνατε (поймАнатэ) – сделайтесь пастухами] Божье стадо, оставленное вам на попечение, наблюдая [επισκοποũντες (эпископУнтэс) – присматривающие, заботящиеся] за ним не по принуждению, а с желанием, как угодно Богу, и не ради низкой корысти, а из усердия. Не властвуйте над вверенными вам людьми, но подавайте стаду хороший пример. И когда придет Главный Пастырь, тогда вы получите неувядающий венец славы» (1 Петра 5:1-4 МБО).
 
Обратите внимание: этот текст не предполагает какой-либо иерархии между понятиями «пресвитер», «пастор» и «епископ». Все три слова используются по отношению к одной и той же группе людей. Точно так же взаимозаменяемо использует их и апостол Павел:
 
«Из Милита же послав в Ефес, он призвал пресвитеров [πρεσβυτέρους (прэсбютЭрус)] церкви и … сказал им: … внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями [επισκόπους (эпискОпус )] пасти [ποιμαίνειν (поймАйнэйн)] Церковь» (Деяния 20:17-28).
 
В апостольском назидании Титу говорится:
 
«Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен» (Титу 1:5-7).
 
Как видите, и здесь слова «пресвитер» и «епископ» выступают как синонимы. А предъявляемые «пресвитеру» квалификационные требования – те же, что в 1 Тимофею 3:1-7 Павел прилагает к «епископу».
 
Таким образом, миссионер, проповедник, благовестник и учитель – это функциональные роли служителей (диаконов) слова, в то время как пресвитер, пастор и епископ – общеупотребительные понятия, отражающие аспекты их служения.
 
Слово «пресвитер» означает старший, уважаемый человек. Оно многократно используется в Писании и указывает на отношение, а не на положение. Так, «У одного сотника слуга, которым он дорожил, был болен при смерти. Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин [πρεσβυτέρους] просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его» (От Луки 7:2,3).
 
«Пастор» – это пастух. Это слово также указывает на выполняемую роль, а не на занимаемую должность. К примеру, – «В той стране были на поле пастухи [ποιμένες], которые содержали ночную стражу у стада своего» (От Луки 2:8).
 
Ролевое значение имеет и слово «епископ» – смотритель, блюститель, попечитель, «супервайзер». Иисус говорит: «Я был болен, и вы ухаживали [επεσκέψασθέ, эпэскЭпсастхЭ; РСП – посетили; РБО – позаботились] за Мной» (От Матфея 25:36 МБО).
 
Вторит Ему и Иаков: «Чистое и непорочное благочестие перед Богом, нашим Отцом, заключается в том, чтобы помогать [επισκέπτεσθαι, эпискЭптэстхай; РСП – «призирать»] сиротам и вдовам в их нуждах» (Иакова 1:27 МБО). Последние два термина прилагаются и к Самому Господу: «Ибо вы были, как овцы блуждающие… но возвратились ныне к Пастырю [ποιμένα, поймЭна] и Блюстителю [επίσκοπον, эпИскопон] душ ваших» (1 Петра 2:25).
 
Впрочем, на определенную иерархию титулов текст 1 Петра 5:1 все же указывает. В первую очередь, апостол называет себя «сопресвитер». Это значит, что в церкви Рима, который апостол образно называет Вавилоном (5:13), Петр несет служение как один из ее пресвитеров (когда он был в иерусалимской церкви, апостолы прямого участия в руководстве общины еще не принимали; там «апостолы» и «пресвитеры» всегда упоминаются раздельно – Деяния 15:2, 4, 6, 22).
 
Далее, он указывает на свой особый статус – «свидетель страданий Христовых», то есть один из числа двенадцати непосредственных учеников Иисуса. В соответствии с озвученными самим же Петром квалификационными требованиями, которые предъявляются к входящим в это число, «надобно, чтобы один из тех, которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус, начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознесся от нас, был вместе с нами свидетелем воскресения Его» (Деяния 1:21,22).
 
Наконец, в качестве третьего и наивысшего из своих титулов, Петр определяет себя как «соучастник в славе, которая должна открыться». Это – то звание, которое с дерзновением носит каждый верный последователь Христов! Мы все – «род избранный, царственное священство, святой народ, люди, принадлежащие Богу, призванные возвещать о Его великих делах» (1 Петра 2:9 МБО). Сам Господь дал нам великое обетование: «Побеждающему Я дам право сесть со Мной на Моем троне, как и Я Сам победил и сел с Моим Отцом на Его троне» (Откровение 3:21 МБО).
 
Собственно, и вне Христа реальный статус всех людей тоже одинаков – «все согрешили и лишены славы Божией» (Римлянам 3:23). Но благодаря тому, что безгрешный Христос вместо присущей Ему славы принял наше поругание (Филиппийцам 2:6-8), каждый, кто присоединяется к Его Церкви, в равной степени становятся соучастником Его славы. И это касается всех верующих без исключения – будь то еще «младенцы во Христе» или же «верные», несущие в церкви определенную диаконию (в том числе – диаконию слова). Недаром, апостол адресует соборные послания не неким церковным иерархам, а всему собранию верующих вместе со служителями: «Всем святым в Иисусе Христе, находящимся в Филиппах, включая их руководителей и диаконов» (Филиппийцам1:1 МБО).
 
Представление о церковной иерархии, в которой большинство верующих находится в подвластном положении, переворачивает библейское учение о домостроительстве благодати с ног на голову, уподобляя детей Божьих миру. К таковым даже прилагают это понятие – «миряне»! Надлежит абсолютно ясно понимать: быть соучастником грядущей славы Христовой, восседать с ним на Отцовском троне – наивысшие честь и достоинство! И ими обладают все члены Тела Христова без исключения. Никто не может превозноситься над царственным священством детей Божьих! Потому-то и заповедано нам: «по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя» (Филиппийцам 2:3). А пресвитерам Петр указывает особо: «Не властвуйте над вверенными вам людьми, но подавайте стаду хороший пример» (1 Петра 5:3).
 
25.08.19 https://www.facebook.com/sergei.golovin.967/posts/pfbid02acXaEuPn1A2rawfFbV24tFe2ePgTeQkLb7xEBZDW7QspMR3L3fF4hxxKTVPhEEpgl?__cft__[0]=AZW_jWE19qwU8UhUGaWzlB-ZhljTfKs5DEGxWd3gHwMwClqQpAn7xV4MCmRoKKX6ysTxwP1BN8wbFFyiV3x9r20nO0Bg9Gx8x9m-u6RgrrMaHA&__tn__=%2CO%2CP-R

ТРАДИЦИОННЫЕ МОДЕЛИ ЦЕРКОВНОГО РУКОВОДСТВА
 
 
 
К настоящему времени сложилось три основные модели церковного руководства, разновидностью или комбинацией которых являются все нынешние традиционные подходы.
 
1. Наиболее удаленной от библейского образца является так называемая епископальная модель, при которой понятие «епископ» перестает быть синонимом слова «пресвитер» и начинает означать некий более высокий уровень зарождающейся церковной иерархической пирамиды. (Впоследствии появляются и превосходящие его чины архиепископов, суперинтендантов, кардиналов, митрополитов, патриархов и папы). Мнение рядовых членов Церкви перестает представлять какую-либо ценность и даже иметь значение.
Первым известным прецедентом такого подхода является антиохийский епископ Игнатий, смиренно именующий себя «Богоносец». В правление императора Траяна он был препровожден в Рим, где 20 декабря 107 г. публично брошен за свою веру на растерзание львам. В процессе этапирования Игнатий пишет семь посланий, шесть – церквам и одно – епископу Смирнскому Поликарпу (70 – 156). В этих посланиях он противостоит учению докетов, отвергавших реальность Божьего воплощения во Христе, хотя и называет Иисуса экзотическим термином «мысль Отца» (Ефесянам 3, отдельные исследователи объясняют это несовершенством владения автора греческим языком).
 
В своих посланиях Игнатий призывает верующих почитать своего епископа, как Самого Иисуса Христа, а пресвитеров (пока еще – во множественном числе) – как Его апостолов (Траллийцам 3, Смирнянам 8 ). Существует, однако, вероятность, что даже в Антиохии Игнатий был не единственным епископом. По мнению некоторых исследователей, его авторитет распространялся лишь на бывших язычников, а наставником антиохийских христиан, обращенных из иудеев, был его современник Еводий. Так это или нет, но на протяжении первых двух столетий христианства предлагаемое Игнатием понимание церковного устройства является, скорее, исключением из общей практики, чем нормой. Лишь после получения Церковью государственной поддержки в IV в. этот подход становится основным – церковное устроение начинает копировать административную организацию империи.
 
2. Полной противоположностью епископального устройства является конгрегационная модель, при которой мнения всех членов церкви не только равноценны, но и равнозначны. Любые решения принимаются демократическим путем, совместно, посредством общего и равного голосования. Наряду с жестким контролем Церкви извне, такая структура поместных общин целенаправленно насаждалась в протестантских и евангельских церквах Советского Союза, как наиболее подверженная манипуляционному воздействию. Ведь когда духовно неокрепшие младенцы в вере обладают равным правом голоса со зрелыми последователями Христа, наставническая роль последних сводится на нет. Под влиянием демагогов (греч. – «народных вождей»), умело манипулирующих общим настроением, собрание детей Божьих нередко становится «младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Ефесянам 4:14).
 
По сей день во многих постсоветских евангельских общинах руководящим органом является «членское» собрание. Отчасти влияние случайных элементов при этом нивелируется разделением общины на «членов» и «не членов» по подобию профсоюзной или партийной организации. В итоге стать членом поместной церкви зачастую сложнее, чем членом Небесного Царства. Гарантий же от манипуляций общим мнением это все равно никаких не дает. Мне лично доводилось общаться с бывшими сексотами (секретными сотрудниками, осведомителями государственных органов), признававшимися, что принимали церковное членство «по службе», дабы контролировать общину, сея в ней раздоры по малозначительным поводам (например – допустимость ношения галстука или пользования бижутерией).
 
Да и само принятие решения средствами прямой демократии вовсе не гарантирует его правильности. Ведь если бы перед Потопом был бы устроен референдум по вопросу, может ли вода падать с неба, Ной явно оказался бы в меньшинстве. И распятие Иисуса, и казнь Сократа, и приход к власти Гитлера – неблаговидные плоды демократических процедур. Писание ясно предупреждает: «Не следуй за большинством на зло» (Исход 23:2). «Диктатура большинства» неизбежно уводит в сторону от библейских принципов, непопулярных среди большинства людей по самой своей природе, «ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся» (Галатам 5:17).
Как подметил Джон Адамс (1735 – 1826), «Демократия недолговечна. Она расточает, изнуряет и убивает сама себя. Еще не было демократии, которая не покончила бы собой».
 
Конгрегационный подход нередко приводит к двум крайностям. Первую из них можно условно назвать монархической, когда с общего молчаливого согласия контроль над общиной берет кто-либо, «любящий первенствовать у них» (3 Иоанна 1:9). Диктатура большинства сменяется ничем не ограниченной диктатурой властолюбца: «Если вы по истине поставляете меня царем над собою, то идите, покойтесь под тенью моею; если же нет, то выйдет огонь из терновника и пожжет кедры Ливанские!» (Судьи 9:15).
 
Вторую крайность один пресвитер иронично назвал «пастеризованной» церковью. С ней приходится иметь дело, когда незрелая община вместо развития собственных даров решает назначить (выбрать, пригласить) себе пастора, «чтобы он нами правил, как заведено у всех других народов» (1 Царств 8:5 РБО). Но не для того, чтобы следовать за ним, возрастая в служении, а чтобы возложить на него ответственность за все служения. Такая община не уважает своего наставника, она помыкает им. Каждый предъявляет ему свои требования и претензии, зачастую несовместимые с требованиями и претензиями других. От пастора требуется, чтобы он всем «делал хорошо». Не имея же реальной возможности влиять на возрастание паствы, он быстро перегорает. Недовольство становится взаимным и в этом случае сложно бывает избежать кризиса.
 
3. Пресвитерианская модель, при которой пасторы церквей подчинены не единоличному епископу, а некому коллегиальному управляющему органу, занимает как бы промежуточное положение между крайностями епископального и конгрегационного подходов, позволяя избежать многих присущих им проблем. Но и в этом случае роль «рядовых» верующих порой бывает крайне мала.
В любом случае, данная классификация сугубо описательна, то есть изучает то, что есть. Каждая из этих моделей особым образом совмещает в себе как общие библейские принципы, так и совокупность исторически накопленных традиций. Наша же задача – не забывать, каков исходный библейский образец церковного домостроительства.
 
3.09.2019 https://www.facebook.com/sergei.golovin.967/posts/pfbid02uXsTE5L8RKUeCkw7FZp5k3TMSTahRAtqm9hJc7as1nXbNGgvGKnQF7R2pftQmoXfl
 
 

 
Библейская модель
 

ОСОБЫЕ ТРЕБОВАНИЯ
 
 
Признаками здоровой церкви являются здравая библейская практика (Жизнь), здравое библейское учение (Истина) и здравое библейское руководство (Путь). И хотя признаки эти взаимосвязаны, здравое библейское учение играет среди них ведущую роль, являясь залогом и здравой библейской практики, и здравого библейского руководства.
 
В связи с этим Писание призывает, при иерархическом равенстве всех церковных служений, в трех аспектах относиться к тем, кто несет диаконию слова, особо:
- предъявлять им особые требования,
- обеспечивать им особую защиту,
- оказывать им особое уважение.
В наставлениях апостола Павла (1 Тимофею 3:1-12) приводятся общие квалификационные требования к служителям (диаконам) вообще и особые требования к служителю слова. Из их сравнения видно, что служитель слова в значительной мере должен соответствовать тем же критериям, что и всякий другой Божий служитель. По большому счету, все совпадающие характеристики сводятся к одной исходной: он должен быть непорочен (ανεπίλημπτον, анэпИлэмптон – безупречный, безукоризненный; буквально – неуязвимый для нападок; ВБПЦ – «вести такую жизнь, чтобы у людей не было оснований для осуждения»). Но имеется и несколько определенных различий.
 
Во-первых, служитель слова, в отличие от остальных служителей, должен быть учителен (διδακτικόν, дидактикОн – способный учить). Ведь именно в этом и заключается его предназначение. Это понятие предполагает также способность и желание учиться. Ведь, чтобы младенец получал с молоком все необходимое для роста и развития, его кормилице следует самой питаться должным образом. Подобно этому и Божий домостроитель нуждается в обильном рационе добротной духовной пищи. Он должен не только разбираться в том, чему он учит других, но и сам постоянно получать здравое наставление, обеспечивающее его рост в познании Господа и защищающее его от духовного истощения (1 Тимофею 1:7, Евреям 5:12). Более того, наставник церкви должен сам неуклонно следовать тому, чему учит, дабы не подвергаться апостольскому нареканию: «как же ты, уча другого, не учишь себя самого?» (Римлянам 2:21). Павел призывает: «Будь примером для всех верующих – в речах, в поведении, в любви, вере и чистоте» (1 Тимофею 4:12 РБО).
 
Далее, пресвитер должен быть страннолюбив (φιλόξενον, филОксэнон – гостеприимный, радушный). «Дела, которые ты делаешь для братьев, в том числе и для нездешних, говорят о твоей верности» (3 Иоанна 1:5 РБО). И, опять же, это не только проявление заботы о странствующих служителях. Замыкаясь в пространстве собственной общины, несложно придти к заключению, что только так, как Дух Святой действует в нашей общине, Он действует и повсюду. Давая кров служителям из иных мест, пребывая в общении с ними, церковный наставник расширяет собственный кругозор в отношении «многоразличной благодати Божией» (1 Петра 4:10) и получает назидание извне, служащее профилактикой «духовного застоя». Проточные воды не дадут водоему заилиться и превратиться в болото.
 
Также от служителя слова требуется, чтобы он был не из новообращенных – «чтобы не возгордился и не подвергся тому же осуждению, что и дьявол» (1 Тимофею 3:6 ИПБ). Это необходимо, чтобы всем было ясно, что мы имеем дело со свободно порхающей бабочкой, а не с высоко подпрыгивающей гусеницей, все еще остающейся в заложниках гравитационного поля собственной греховности. Как мы видим, к прочим служителям столь жесткое требование не прилагается. Несущие какое-либо иное служение могут быть из новообращенных. Однако и это должны быть люди не случайные. «Пусть сначала покажут себя, а потом, если безупречны, приступают к служению» (1 Тимофею 3:10 РБЦ). Всем Божьим домостроителям следует быть из числа верных, а не младенцами во Христе.
 
Наконец, четвертым отличительным требованиям к служителю слова должно быть доброе свидетельство от внешних. «Нужно, чтобы и вне церкви у него была добрая слава, не то пойдут пересуды» (1 Тимофею 3:7 РБО). Господь взывал к Отцу: «Я молюсь не о том, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы Ты сохранил их от зла» (От Иоанна 17:15 МБО). Он заповедал: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (От Матфея 5:16). Для того, чтобы Церковь могла осуществлять пророческую роль Божьего присутствия в мире, ей надлежит делать это «прославляя Бога и пользуясь добрым расположением всего народа» (Деяния 2:47 МБО). Кому, как не ее предстоятелям подавать в этом первый пример?
 
12.09.2019
https://www.facebook.com/sergei.golovin.967/posts/pfbid02dZ1DN2tsM9rRErFBPEjRkkF74LQwtNppBSMGKERk5ScVCjVH3qiPqbvieUN2nj2Vl
 

 

ОСОБАЯ ЗАЩИТА
Особую защиту Писание предоставляет служителям слова, чтобы оберегать их от сплетен и беспочвенных обвинений: «Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях» (1 Тимофею 5:19). В случае каких-либо неурядиц в общине, пресвитеры первые оказываются под давлением со стороны сеющих раздоры по принципу «Порази пастыря, и рассеются овцы» (Захария 13:7).
В чем только не обвиняют наставников – во властолюбии, в своекорыстии, в гордыне, в злоупотреблениях, в недостатке любви, и т.п. Если кляузники не могут найти чего-либо предосудительного в действиях лидера, они будут осуждать его мотивы: «Разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле» (Иов 1:9,10).
Одной из наиболее чувствительных сфер, в которой репутация пастора может оказаться уязвимой, являются финансы. Служитель ни в коем случае не должен распоряжаться ими единолично, «чтобы не дать повода ищущим повода» (2 Коринфянам 11:12). Это не только сохранит от соблазнов его самого, но и будет надежной защитой от возможных сплетен, подозрений и нареканий.
Денежные и материальные средства общины должны находиться в распоряжении нескольких людей, пользующихся общим доверием. Так, посылая обильное приношение македонских церквей братьям в Иерусалим, апостол пишет: «Я благодарен Богу, что Он положил на сердце Титу ту же заботу о вас, что и мне… Мы посылаем вместе с ним еще одного брата, которого во всех церквах знают как доброго служителя Радостной Вести. Кроме того, церкви выбрали его идти с нами и помочь в этом деле милосердия, которое мы совершаем во славу Самого Господа по нашему доброму желанию. Мы хотим, чтобы никто не мог упрекнуть нас за то, как мы обращаемся с этими щедрыми дарами, и стараемся поступать правильно во всем, и не только перед Господом, но и перед людьми» (2 Коринфянам 8:16-21 МБО).
Наилучший вариант – если пресвитеры вообще не будут касаться церковной кассы, а будут нести вверенное им служение назидания, увещевания и утешения верующих, доверив денежное попечение надежной группе тех, кто имеет соответствующие этому служению дары.
Следует также быть внимательными в отношении возможных обвинений, выдвигаемых на сексуальной почве. Работа лидерской команды должна по мере возможности строиться так, чтобы служители не оставались один на один с представителями противоположного пола. Это, опять же, вопрос не недостатка доверия, а защиты лидеров от наветов и пересуд.
В любом случае, важно помнить: единственный эффективный способ противостоять сплетням и ропоту – игнорировать их! Другого средства не существует. Любые попытки оправдываться будут лишь подливать масла в огонь. Если нет хотя бы двух свидетелей того, что пастор действительно впал в грех, на слова наветчиков не следует даже обращать внимания. Но если обвинение действительно оказывается обоснованным, а факты реально подтвержденными, проступки служителей ни в коем случае не должны замалчиваться: «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели» (1 Тимофею 5:19). Вирусную инфекцию не лечат каплями от насморка. Устранять надо причину заболевания, а не его симптомы.

Сергей Головин «Домостроительство благодати. Библейские принципы церковного руководства»

Категория: Толкование Апостола | Добавил: didahe (14.09.2022)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Поиск

Фото

Блог