"Бодрствуйте о жизни вашей: да не погаснут светильники ваши. Часто сходитесь вместе, исследуя то, что полезно душам вашим"Дидахе
Четверг, 17.01.2019, 18:11
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Толкование НЗ [14]Толкование Евангелия [11]
Толкование Апостола [2]Размышления [8]
Толкование Ветхого Завета [12]Экзегетика [1]
Текстология НЗ [4]Текстология ВЗ [0]
Археология [0]Исагогика [0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Телефон
Задать вопрос можно по телефону:
Поиск

Поделиться этой страницей:

Главная » Статьи » Библеистика » Толкование Ветхого Завета

Земля Обетованная, Судьи, Цари

Основной текст к теме Судьи. Цари.

Земля Обетованная

Ханаан, ок. 1200—1125 гг. до Р.Х.

Разрушение стен Иерихона.

Вскоре после смерти Моисея израильтяне по¬ чувствовали, что они уже не могут больше жить в Заиорданье. Колена теснили друг друга; узкая полоса земли, ограниченная с одной стороны ара¬ вийскими степями, а с другой — Мертвым мо¬ рем и Иорданом, не могла прокормить массы ко¬ чевников и их скот. Не обещал ли Моисей привести свой народ в страну, «текущую молоком и медом»? Не отдан ли Ханаан Самим Ягве во владение Израилю? Теперь пришло время, и нужно было решаться.

 

После смерти Мернептаха Египет охватила анархия. Власть Египта в Ханаане почти не ощу¬ щалась; местное население было ослаблено раз¬ дорами и войнами. Момент был самым благо¬ приятным для похода израильтян на запад.

Хананеи были близкими родичами евреев и финикийцев. Они, очевидно, так же, как и изра¬ ильтяне, пришли некогда из пустыни, но в Палес¬ тине жили уже более тысячи лет.

Раскопки показали, что Ханаан был в отно¬ шении искусства и религии типичной страной синкретизма*. Здесь не было национальных бо¬ гов, а почитались преимущественно боги соседей. Среди развалин найдены фигурки Гора, Хатор и других египетских богов, а также изображения вавилонской Иштар.

( Синкретизм — в науке, искусстве и религии система, соединяющая в себе черты различных других систем, т. е. смешанная, производная.)

 

Иошуа, сын Нуна (Иисус Навин) , который стал во главе израильтян после смерти Моисея, глубоко верил в то, что обетование сбудется и что странники обретут наконец желанное пристанище. Народ разделял эту уверенность. Хотя авторитет нового вождя был несравним с авторитетом Моисея, тем не менее Иошуа был признан большинством ко¬ лен.

Главным препятствием, которое нужно было преодолеть на пути в Западную Палестину, являлся Иерихон. Его циклопические стены воз¬ вышались среди пальмовых рощ в двух часах пути от Иордана. Не было никакой надежды мино¬ вать его без боя.

 

 

Иошуа колебался недолго; в один прекрасный день по его сигналу был поднят Ковчег, свернуты палатки, и израильтяне двинулись на запад к берегам Иордана.

До сих пор остается загадкой, как мог пасть столь надежно укрепленный город. В Библии со¬ хранилось поэтическое сказание о том, как стены его рухнули от звуков израильских труб. Возможно, здесь, так же как и на Иордане, произошло земле¬ трясение, открывшее внезапно брешь в стене. Легко представить себе то впечатление, которое должен был произвести подземный толчок, расколовший стену как раз в момент приближения Израиля.

 

События разворачивались быстро, триумфальный марш Ковчега продолжался.

 

 

Бог Израилев и язычество

Палестина, 1125—1025 гг. до Р.Х.

 

Итак, обетование, данное Аврааму, исполнилось. Земля, которой так долго владели египтяне и хетты, теперь стала землей Израиля. Но главные труд¬ ности были впереди. Соединившись с хананеями фактически в один народ, израильтяне — вче¬ рашние кочевники — волей-неволей стали вос¬ принимать цивилизацию туземцев, а вместе с ней и их верования. Таким образом, подобно арьям в Индии, победители едва не оказались в положе¬ нии побежденных.

Совместная жизнь израильтян и хананеев быстро привела к распространению язычества среди народа Ягве. Так возникло двоеверие, столь свойственное народам низкой культуры, воспри¬ нявшим высокую религию.

Неизвестно, как бы пошла духовная история Израиля, если бы не новое потрясение, которое всколыхнуло все колена.

Появились ещё одни претенденты на землю, «текущую молоком и медом», и на этот раз не сравнимые ни с кем из обитателей Ханаана по силе. Это были филистимляне.

Филистимляне были воинственным и энер¬ гичным племенем, уже хорошо освоившим обра¬ ботку железа. Они занимались морским промыс¬ лом и пиратством. Около 1080 г. до Р.Х. они начали решительное наступление на восток, тесня как израильские, так и халдейские племена.

Кто мог остановить эту волну? Вооруженные чем попало крестьяне разбегались, едва заслы¬ шав грохот боевых колесниц и завидев украшен¬ ные перьями шлемы. Филистимляне обложили данью почти весь Ханаан, и покоренным остава¬ лось лишь вести партизанскую войну, неожиданно нападая на филистимские отряды или поджигая их посевы.

     Господство филистимлян стало прочным и казалось окончательным. По городам были расставлены вражеские гарнизоны, и повсюду хозяйничали сбор¬ щики дани. Переживавший глубокий духовный кризис Израиль оказался те¬ перь лишенным и политической неза¬ висимости

     Все эти события послужили как бы внешним толчком, способствовавшим возникновению нового религиозного движения, которое носило довольно странные формы, но благодаря которо¬ му Израиль вышел из состояния упадка и духовного умирания.

Последователей этого движения на¬ зывали Бене-ха-Небиим, «Сынами про¬ роческими». Слово «наби» означало ве¬ стника Божьей воли. Но если раньше ясновидцы и прорицатели выступали как одинокие посланцы Неба, то теперь но¬ вые пророки собирались толпами на бо¬ гослужения, ходили по дорогам страны, распевая боевые псалмы и призывая народ к вер¬ ности Богу отцов.

Мы очень мало знаем о деятельности Сынов пророческих и о людях, которые возглавляли их движение, предание связывает с ними фигуру пос¬ леднего крупного еврейского вождя эпохи Су¬ дей — Самуила. В одном месте Библия даже прямо изображает его руководителем общины про¬ роков (1 Цар 19:20).

Самуил, несомненно, считал своей главной за¬ дачей духовное сплочение израильтян.

Согласно преданию, ясновидец добился даже общенародного раскаяния и клятвы покончить с языческими богами. Идолы были выброшены, и с того времени «Сыны Израилевы стали слу¬ жить одному Ягве» (1 Цар 7:4). Но религиоз¬ ный Завет оказался слишком слабым объединя¬ ющим началом для израильских колен. Возникла нужда в «сильной руке», в светской власти. Ста¬ рейшины подняли перед Самуилом вопрос о не¬ обходимости избрать царя. И ок. 1025 г. до Р.Х. по их настоянию Самуил выбрал правителя Из¬ раилю.

 

Теократическое царство. Сионский завет.

Царь Давид

Палестина, 1020—950 гг. до Р.Х.

 

     

 

Вся Библия проникнута духом протеста против автократии. От времен Моисея политическим идеалом религиозных учителей Израиля оставался свободный союз верных, для которых единствен¬ ным авторитетом является Закон Божий.

Это была теократия1, но не в смысле правления духо¬ венства, а в смысле подлинного Боговластия.

(1 Теократия — форма правления, при которой власть принадлежит священнослужителям единой (государственной) религии; автократия — правление, осуществляемое одним человеком.)

     В теократическом правлении, основанном Моисеем, уже находились зародыши религиозной общины, Ветхозаветной Церкви и одновременно такого общества, которое построено не на произволе монарха, а на конституции и законе, ибо заповеди Ягве были равно обязательны как для простых крестьян и горожан, так и для предводителей, вож¬ дей, царей. В этом отношении Библия резко про¬тивостоит почти всему Древнему Востоку: в Вет¬ хом Завете монархия приемлется лишь как тер¬ пимое зло, как несовершенное установление, по¬ рожденное грехами и слабостью людей.

     Однако политическая обстановка, угроза филистимского нашествия — все это, несомненно, повлияло на Самуила и примирило его в конце концов с необходимостью избрать царя. Но он хотел, чтобы кандидат был выдвинут им самим. Однажды, когда к нему за советом пришел моло¬ дой крестьянин Саул из колена Вениаминова, он принял решение поставить именно его «правите¬ лем народа» (1 Цар 9:16).

Избрание Саула получило общее признание. Однако Самуил, как повествует Библия, предуп¬ редил всех израильтян, что они могут надеяться на благополучие только в том случае, если будут по-прежнему видеть в Ягве своего Высшего Царя и чтить Его Завет. «Если же вы будете делать   зло, то и вы, и царь ваш погибнете» (1 Цар 12:25). Иными словами, царь был уравнен перед Богом со всеми его подданными.

Особое место в ветхозаветной религии при¬ надлежит Давиду, зятю Саула, которому сужде¬ но было сменить его на троне и совершить пе¬ реворот во всей истории Израиля, хотя он не был ни пророком, ни учителем веры. Он — основатель Иерусалима как духовного центра Израиля, великий религиозный поэт-псалмопе- вец, его имя связано с зарождением библейс¬ кого мессианизма, составляющего самую суть Священной истории.

Саул — первый «правитель народа Бо- жия» — погиб на поле битвы. Народное собра¬ ние в Хевроне около 1000 г. до Р.Х. провозгла¬ сило царем над всеми коленами тридцатилетнего Давида.

Дружина Давида уже имела большой боевой опыт. Когда филистимляне появились на равнине Рефаимской, воины Давида сумели напасть на них с тыла и нанести тяжелое поражение. До самого Газера преследовали израильтяне неприятеля. Эта победа положила конец зависимости Израиля. Впоследствии несколько кампаний Давида на западе полностью обессилили филистимлян и принудили их заключить мир.

Военные успехи Давида привели к созданию империи, объединившей не только родственные евреям народы — амонитян, идумеев и моавитов, но и области арамеев-сирийцев. Северные сосе¬ ди — финикийцы вступили с Давидом в друже¬ ственный союз.

Но самым большим достижением Давида было создание общеизраильской столицы. Царь обратил свой взор на мощный замок Сион, воз¬ вышавшийся над потоком Кедронским на высо¬ кой скале. Замок был назван «Град Давида», а окружавшему его городу было возвращено древ¬ нее название Иерусалим.

Все эти годы Ковчег находился на хранении в частных руках. Давид решает торжественно пе¬ ренести его в новую столицу и тем самым сделать Сион Святым Градом.

 

Около 995 г. до Р.Х. произошло торже¬ ственное перенесение «Трона Ягве» в Иеруса¬ лим. Воскрешая традицию кочевой эпохи, Давид не внес Ковчег в дом, но поставил его под сенью походного шатра.

      Перенесение Ковчега Завета на гору Сион явилось событием исключительной важности. Был основан духовный центр ветхозаветной религии, которому со временем суждено будет играть ог¬ ромную роль. Иерусалим станет Святым Градом народа Божия, а впоследствии — Церкви. И хотя Иерусалим существовал уже за пятьсот лет до Давида, но. сделал его тем, чем он стал, только Давид, перенеся в него Ковчег Завета.

      В одном древнем тексте, приписываемом Давиду, Бог заключает с «предводителем наро¬ да» Завет. От вождя требуется праведность и страх Божий, и тогда Бог исполнит обетование, говорящее об идеальном царе рода Давида, кото¬ рый станет основателем Царства Божия на зем¬ ле. В течение веков эта вера в Грядущего Царя и Царство будет все более и более просветлятьсяи одухотворяться. Когда через десять веков Иисус Назарянин явится среди людей, он будет назван Помазанником, Мессией, сыном Давида

.В 961 г. до Р.Х. Давид умер — сошел в могилу один из самых одаренных и выдающихся людей Израиля. Во многом принадлежа миру суеверий и кровной мести, миру узкому и ограни¬ ченному, он внес свой вклад в создание народа Божия, дав ему Святой Град

 

 

Сын Давида Соломон

был мало похож на отца. Выросший в роскоши и не изведавший жизни, он вступил на престол, когда ему еще не было двадцати лет. Он не знал ни войн, ни труд¬ ностей, ни опасностей. Мать имела на него боль¬ шое влияние, и он очень считался с ней. Очевид¬ но, прислушивался он и к голосу пророка Нафана, который способствовал его вступлению на трон. И, вероятно, лишь после смерти Нафана он ре¬ шился осуществить мечту отца: построить в Иеру¬ салиме храм Ягве.

Храм строился несколько лет и был освящен в 950 г. до Р.Х. Он отличался благородной простотой форм, был сложен из тесаных камней, внутри обшит ценным деревом, на которое была наложе¬ на позолота.

Как зримая, земная обитель Божия храм пред¬ ставлял собой Вселенную. Золотые светильники были звездами, два медных столба с узорными капителями символизировали силу произрастания; карнизы были украшены рельефами цветов, плодов, животных, херувимов (т.е. духов стихий).

Следует заметить, что все эти подробности храмового устройства были навеяны финикийс¬ ким и египетским искусством. Но самой замеча¬ тельной особенностью Соломонова храма были не эти заимствованные украшения, а то, что он был уникальным храмом, в котором отсутствовало изображение Божества.

Храм был построен на горе Мориа, рядом с Сионской горой. Перенос Ковчега в Дом Божий был превращен Соломоном в общенародный праз¬ дник.

Предание повествует, что во время освящения Дом Господень наполнился блистающим облаком в знак Богоприсутствия.

 

 

 

Священная история

Израильское царство, 950—930 гг. до Р.Х.

Царствование Соломона было временем расцве¬ та литературы. Этот расцвет был ярким свиде¬ тельством новой ступени в умственной и духов¬ ной истории народа. Именно в эти годы и были впервые изложены основы веры народа Божия, его понимания человека, мира и Бога.

С того времени, когда Бог открылся Израилю в событиях Исхода, странствований и завое¬ вания, именно события истории в первую очередь становятся свидетельством Божественного Про¬ мысла. Поэтому и символ веры Израиля получа¬ ет форму исторического повествования, сначала ус¬ тного, а в царствование Соломона — письменного. Неизвестно, как называлась эта первая Священ¬ ная история и кто был ее боговдохновенный автор. В библейской науке его принято называть «ягвистом», так как он предпочитает употреблять имя Божие Ягве и считает, что его знали еще до Моисея.

Ягвистический Бытописатель  (здесь: автор Книги Бытия)    был одним из апостолов Ветхого Завета. Обращаясь к своим современникам, он нес им возвышенную истину, но говорил с ними на языке, понятном самым широким кругам. Среди страниц, написанных человеческой рукой, едва ли можно где-нибудь еще встретить такое изумительное сочетание на¬ родной формы с глубоким духовным смыслом. Правы поэтому те, кто называет Бытие книгой и для младенцев, и для мудрецов.

Священная история для ягвиста — это дра¬ ма, разыгрывающаяся между небом и землей, между Богом и человеком. Он утверждает примат чело¬ века в Творении. Бог сначала творит человека, а потом создает для него райский сад Эдем и всех животных.Человек оказывается, с одной стороны, час¬ тью земли, а с другой — особым духовным тво¬ рением Божиим. Это двуединство бытия чело¬ века Бытописатель подчеркивает не раз. Не как раб и не для праздности поселяется человек в Эдеме, а для того, чтобы возделывать и хранить его. Посреди Эдема возвышаются Древо Жизни и загадочное Древо Познания добра и зла.

 

       Для ягвиста Древо Жизни — прежде всего источник бессмертия. Бог не закрывает человеку путь нему и тем самым продолжает свое особое попечительство о человеке. Он запрещает ему лишь вкушать плоды Древа Познания, предупреждая, что это грозит человеку гибелью.

       Создав животных «из земли», т. е. из того же вещества, что и человека, Ягве приводит их к нему, чтобы «видеть, как он назовёт их» (Быт 2:19). Наречение имени в лексиконе Древнего Востока означало проявление власти. Цари-победители обычно давали покоренным царям новые имена. Таким образом, здесь ясно утверждается царственная власть человека над миром. И не только власть. Осмотрев всех животных, человек не нашел себе «помощника, подобного ему» (Быт 2:20). Проще невозможно было выразить уникальность чело¬ века в природе.

       Человеку может быть равен только человек. И поэтому Ягве создает ему «помощника» из него самого. «Вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт 2:23), — говорит человек, ког¬ да видит жену. Рассказ завершают слова ягвиста,которыми освящаются любовь и брак: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт 2:24).

Первая женщина, по выражению ягвиста, «мать всех живущих» (Быт 3:20). Эта краткая форму¬ ла опровергает все сомнения относительно единства человеческого рода  <единство всех людей>

Ягвист решительно не принимает мысль о том, что зло создано Богом. Напротив, в творении все прекрасно и гармонично, хотя и не окончено. Земля обнажена и пустынна, но она ждет челове- ка-творца, и на ней появляется Эдем, начало ми¬ рового цветения. Человек не только господин природы, окружающей его, но и господин над сво¬ ей собственной природой. Его плотская, стихий- но-чувственная жизнь протекает естественно и гар¬ монично. Об этом свидетельствует нагота первых людей, которым нечего было стыдиться. Древо Жизни, от которого человек еще не вкусил, ожи¬ дало его. И если вспомнить о многогранном зна¬ чении этого символа, то можно думать, что оно обещало не только вечную жизнь, но и приобще¬ ние к высшей мудрости.

 

Осененный Божественным благословением, призванный быть владыкой мира, человек, соглас¬ но Библии, получает предостережение от Ягве. Ему угрожает гибель, если он вкусит от Древа Позна¬ ния добра и зла. Эта заповедь есть как бы проб¬ ный камень для испытания преданности человека воле Творца.

       Бог — предмет зависти, Бог-соперник, Бог как нечто чуждое — вот что рождается в помраченном грехом сознании человека и толкает его на преступление заповеди. То, что этот надлом в отношении человека к Богу произошел в самом начале существования человека, подтверждает магизм, паразитирующий на религии уже в самые ранние эпохи предыстории.

       Ягвист знает, что человек пошел на преступ¬ ление под воздействием враждебных сил. Но кто они, эти силы? Следует признать, что ягвист не мог найти для них более подходящей маски, чем маска змея.

       Змей соблазняет Еву нарушить запрет. Их беседа передана с такой неподражаемой живостью, с таким тонким знанием человеческой психоло¬ гии, что остается на века типичным образом со¬ блазна и падения. Змей заставляет женщину усом¬ ниться в истинности того, что сказал Творец, и она делает выбор, доверяя больше змею, чем Богу...

       Отныне Эдемский сад закрыт для людей. Херувим и огненный меч охраняют доступ к Древу Жизни (Быт 3:24). Херувимы были олицетво¬ рением бури, и статуи их ставились как стражи дворцов и святилищ. Точно так же и «пламен¬ ный меч» обозначает атмосферный огонь, охраня¬ ющий запретные сферы. Эти древневосточные образы должны означать, что человек был лишен богообщения и вечной жизни.

Нередко представляют дело так, будто грех обрек человека на труд. На самом деле, как мы видели, человек еще в Эдеме вел активную сози¬ дательную жизнь. Но отпадение от Бога нало¬ жило проклятие на землю, и труд из радостного превратился в мучительный и тягостный. При¬ рода вооружается против человека, и он принуж¬ ден добывать себе пропитание «в поте лица» до тех пор, пока не возвратится в землю, из которой был взят (Быт 3:17—19).

       Вслед за первой трагедией Священная исто¬ рия говорит о второй: о братоубийстве. Если первый бунт был направлен прямо против Бога, то теперь человек идет против человека.

       Но и в этом преступлении обнаруживается искажение религиозного сознания. Когда Каин и Авель принесли жертвы, Ягве благосклонно при¬ нял дар Авеля, а Каиново приношение отверг. Каину было досадно, «и поникло лице его» (Быт 4:5). (Причина предпочтения Авеля не указана, но она, несомненно, содержалась в утерянной час¬ ти рассказа.) Охваченный злобой Каин решился убить брата, который якобы похитил у него благо¬ словение. Ведь жертвоприносителей было только двое, и со смертью Авеля Каин мог рассчитывать на особое внимание со стороны Бога. Само же убийство он надеялся скрыть от Ягве. Таким образом, Каинов грех коренился в наи¬ вном убеждении, что небесные дары можно получить путем насилия и обмана. Это убеждение, столь харак¬ терное для магизма, ягвист разрушает тем, что показывает Всеведение Бога, Кото¬ рый проникает в глубины человеческо¬ го сердца и видит истинные мотивы поступков. Ягве еще до братоубийства предупреждает Каина, что «у дверей грех лежит» и надо «господствовать» над ним (Быт 4:7).

Поэтому в отношении к Богу человек должен руководствоваться толь¬ ко искренностью и чистосердечием.

    В шестой главе Бытия ягвист говорит о брачном союзе людей со сверхче¬ ловеческими существами. Замечатель¬ ной чертой сказания является то, что здесь люди действуют уже совершенно независимо от Бога. Если еще Каин лицом к лицу говорит с Ягве, то «сыны богов», женщины и их потомки исполи ны действуют уже вполне автономно, так, будто бы Бога не существует. Растление захватывает человеческий род, и зло торжествует.

     Однако Бытописатель показывает, что в мире царит закон воздаяния. За преступлением следу¬ ет наказание: Адам лишается Древа Жизни; Каин изгоняется в бесплодную пустыню; исполины и весь развращенный род человеческий также не могут избежать возмездия.

 

     Библейский автор говорит о катастрофе, до¬ пущенной Небом за человеческие преступления. Ной и его семья спасаются не благодаря прихо¬ ти или конкуренции богов, — он избран как един¬ ственный праведник среди развратившегося люд¬ ского рода.

     Был ли потоп всемирным? Те, кто ищет в Библии фактов геологических, будут разочарова¬ ны; здесь поэтическая оболочка сказания засло¬ няет внешние детали. К тому же понятие «мир» было для древних весьма ограниченным, оно не шло дальше Средиземного моря и Двуречья. При этом надо отметить, что Библия часто употребля¬ ет слово «земля» и даже «вся земля» для обозна¬ чения только лишь одной локальной местности.

     Потомки Ноя в библейском повествовании стали родоначальниками трех основных языко- во-племенных групп древности: семитов, яфети- дов и хамитов2. Этими племенами для автора Книги Бытия ограничивалось человечество.

(Примечание: Современная наука различает племенное (этничес¬ кое) родство и языковое родство; при племенных контак¬ тах (мирных или военных) одно племя зачастую принима¬ ло язык другого, смешиваясь с ним.)

          Сказание о сынах Ноя завершается после¬ дним актом богоборческой драмы: строительством города Вавилона и сооружением Башни. Она оказывается недвусмысленным символом импе¬ рий, подчинивших себе людей путем насилия. Сплочению человечества в Боге и через Бога стро¬ ители «Вавилона» противопоставляют единение внешнее, на чисто человеческой основе, и для это¬ го воздвигают свою исполинскую Башню. Со времен вавилонян, фараонов и ассирийцев, персов, македонцев и римлян вплоть до конца нашего столетия высятся на дороге истории обломки этих недостроенных имперских башен.

 

         

Башня-империя есть символ попытки «устроиться без Бога на земле». Вновь и вновь хлопочут строители, вновь и вновь озабочены решением задачи «устроения» общества (что¬ бы нам не рассеяться по лицу земли), но вновь и вновь сходит Господь «посмотреть город и Башню» (Быт 11:4—5), и неизменно плоды демонической гордыни рушатся, точно сделанные из песка.

     Но именно тогда, когда завершается рас¬ сказ о Башне, Бытописатель впервые говорит о возможности спасения человечества. Не рас¬ суждая как богослов и не дерзая говорить о сокровенном, он лишь исповедует веру.Ягвист и его единомышленники отвергли языческие концепции о круговороте и цик¬ личности, разрушили миф о статичной Все¬ленной и увидели мир и человечество как историю, драму, становление, как прелюдию к Царству Божию. Это учение будет углуб¬ ляться и одухотворяться великими библейс¬ кими пророками.

 

 

 

 

Борьба за веру. Пророк и царь

Израиль и Иудея, 930—850 гг. до Р.Х.

В последние годы царствования Соломона Се¬ верные области стали очагом непрестанных вол¬ нений. Одно из самых значительных восстаний было вдохновлено пророком Ахией из Силома, побудившим к мятежу эфраимита Иеровоама

Фараон, который состоял в союзе с Соломоном, умер, и теперь царствовал Сусаким I (935— 914 гг. до Р.Х.). Смуты в еврейском царстве внушали ему надежды на успех.

Началась цепь братоубийственных войн. Па¬ лестина снова стала добычей соседей. Единству Израильского царства был положен конец. Су¬ саким I не упустил случая вмешаться в борьбуСевера и Юга. Вероятно, призванный на помощь Иеровоамом, он вторгся в Палестину, взял бога¬ тый выкуп у иудейского царя Ровоама, а потом прошел как победитель и по землям своего не¬ давнего союзника. Воспользовались ослаблением Израиля и сирийцы Дамаска.

Иеровоам I (922—901 гг. до Р.Х.) оказался во главе северного Эфраимского, или Израильс¬ кого, царства, по размерам гораздо большего, чем Иудея, и где сосредоточивалось основное кресть¬ янское население.

Уступив языческим инстинктам толпы, Иеро¬ воам низвел ягвизм на уровень примитивной зем¬ ледельческой религии. Деревянный бык, покры¬ тый листовым золотом, превратился в настоящего идола, которому оказывалась божеские почести.

Однако, с какой бы быстротой ни рас¬ пространялась языческая эпидемия, оппозиция созрела не менее быстро. Вновь появились общи¬ ны пророков, именовавшиеся, как и встарь, Сына¬ ми пророческими. Среди них был Илия Фесви- тянин.

     Он пришел с Востока, с границ пустыни. Вид его поражал с первого взгляда: смуглое лицо, об¬ рамленное косматой гривой волос, простая пасту¬ шеская власяница; движения его стремительны, он резок, импульсивен, весь в порыве, как бы в огне и буре.

     Его имя означает «Мой Бог — Ягве». В этих словах — кредо загадочного странника, альфа и омега1 его учения.

(Примечание: Альфа и омега — первая и последняя буквы гречес¬ кого алфавита. Выражение употребляется как обозначе¬ ние начала и конца, ср. слова Апокалипсиса: «Я есмь Аль¬ фа и Омега, начало и конец, говорит Господь» (Откр 1:8); «Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний» (Откр 1:10).

Илия произвел огромное впечатление на со¬ временников, быть может, самое большое после Моисея. Его окружал ореол легенд и тайн. На¬ род смотрел на него с каким-то суеверным стра¬ хом. Столетия спустя он продолжал свое стран¬ ствие по земле. Говорили, что он явится помазать на царство Мессию. Евреи оставляли для него прибор за трапезой; он взирает на мир с визан¬ тийских фресок и русских икон.

     Илия сохранился в памяти людей как зас¬ тупник гонимых перед сильными мира сего, какпророк униженных и оскорбленных. Это сделало его имя бессмертным.

     Илия был как бы вторым Моисеем Изра¬ ильской религиозной истории. В решительный момент, когда угроза язычества была самой серь¬ езной, он нанес по нему сокрушительный удар.

 

     Исполинская фигура Илии стоит, как маяк, на стыке двух эпох. Он был суровым воином, высоко поднявшим знамя Моисея, и своей борь¬ бой расчистил путь великим еврейским проро¬ кам.

     Но ни Илию, ни пророков, которые пришли ему на смену через столетие, нельзя рассматривать как изолированные явления. В то время уже все человечество как бы просыпалось после магичес¬ кого сна, готовясь освободиться от власти демонов, тяготевшей над миром. Авторы Упанишад и Буд¬ да, Лао-цзы и Заратустра, Анаксагор и Сократ одновременно с Амосом и Исайей готовились открыть миру новые пути Богопознания

Из книги  А.Мень. История религии в 2 томах. Москва, 1998. Том 1.

 

ИЗРАИЛЬ И ИУДЕЯ ДО ПРОРОКОВ-ПИСАТЕЛЕЙ

После смерти Соломона в 922 г. его держава распалась на два царства: Северное (Израильское), просуществовавшее от 931 до 722, и Южное (Иудейское) (931-586). В Северном Царстве был написан второй вариант Священной Истории, автора которой называют Элогистом (Е). К этому времени относятся рассказы о пророках Илии и Елисее и летописи, часть которых были включены в Книгу Царств.

 

 

ПРОРОКИ-ПИСАТЕЛИ

Первым пророком-писателем был Амос (VIII в. до Р. X.), иудей, проповедовавший в Северном царстве. Его младшим современником был пророк Осия из Самарии. Оба они — самые ранние библейские авторы, которым приписываемые книги принадлежат целиком. В Иерусалиме в VIII веке и в начале VII пророчествовал Исайя. Он был создателем целого направления, или школы. Книга, носящая имя Исайи, есть антология, составленная   из писаний самого пророка и его учеников. Самому Исайе в ней принадлежат главы 1-11, 17-19, 22-23, 28-33. Главы 20 и 34-35, содержащие эпизоды из биографии пророка, взяты либо из летописи, либо из «жития» Исайи.

К VIII же веку относится время деятельности пророка Михея и составления одного из сборников Притч (гл. 25-30), а также большинства так называемых «царских» псалмов.
В 722 г. пало Северное Израильское царство. Цен¬тром религиозной жизни становятся Иудея и Иеруса¬лим. Туда левиты-северяне принесли текст Моисеева Закона, который был обнародован в 622 г. По мнению большинства библеистов этот Закон тождественен с основным текстом Второзакония.

Во дни благочестивого царя Иосии (640-609), инициатора религиозной реформы, проповедовали и записали свои пророчества Софония, Наум и Аввакум. При нем же в 626 г. начал свою деятельность пророк Иеремия, автор обширной книги. Речи его собрал воедино его ученик (вероятно, Варух).

В правление Иосии было начато составление третьей Священной Истории (D), так называемой Второзаконнической. Составитель ее собрал в назидательных целях сказания об истории народа. Закончена книга была уже в плену ок. 562 г. Она обнимает Второзаконие, Книгу Иисуса Навина и Книги Царств в том виде, как они представлены в нынешней Библии.

Иеремия был свидетелем агонии и гибели Иерусалима, разрушенного в 587 г. халдейским царем Навуходоносором II. Большая часть народа, была уведена в изгнание, в Вавилон. Некоторые иудеи удалились в Египет, куда с ними ушел и Иеремия.

 

ЭПОХА ПЛЕНА

В изгнании иудеи не утратили своей веры и национального самосознания. В этом им помогли пророки и наставники, среди которых наиболее прославился Иезекииль († ок. 570). Книга Плача и некоторые псалмы (136, 50) относятся к этому же времени.

Еще до изгнания книжники соединили I-ю и II-ю Священные Истории, в Вавилоне пополнили их материалами из священнического предания (Р и D). Таким образом возникло Пятикнижие в его нынешней форме.

Около 550 года пробудилась надежда на освобождение: Вавилону стал угрожать персидский царь Кир. В это время проповедовал один из величайших пророков Ветхого Завета. Имя его осталось неизвестным, а писания включили в Книгу Исайи, вероятно потому, что анонимный пророк был последователем Исайевской школы. В библеистике этот пророк называется Второисайей. Ему принадлежат: Ис 40-55. Главы 56-66, по-видимому, написаны им же, но уже после возвращения из плена в 538 г. Второисайе или его кругу приписывают кроме того Ис. 11. 10-16; 13-14; 21. 1-10; 34-35.

 

РЕСТАВРАЦИЯ

После взятия Вавилона иудеи получили разрешение вернуться на родину. Возвратилась лишь часть народа, во главе которой стояли первосвященник Иисус и князь Зоровавель. Пророк Аггей выступил в 520 г. с речами, призывающими к восстановлению храма. Вместе с ним проповедовал пророк Захария, автор I—8 гл. Книги Захария.

В 515 году был освящен Второй Храм, но надежды на независимость страны не оправдались. Духовная жизнь народа в разоренной Палестине постепенно приходила в упадок. Об этом свидетельствует Книга пророка Малахии (V в.).

ЗАКОННИКИ

В 445 г. в Иерусалим прибыл иудей Неемия, чиновник персидского царя. Он восстановил стены города и попытался возродить религиозную жизнь, следя за соблюдением Закона. Помощь ему оказал книжник-священник Ездра, который приехал из Вавилона. Ездра созвал в Иерусалиме народное собрание и привел иудеев, к присяге неукоснительно хранить заветы Торы. С того времени начинается строгое обособление иудейства от иноплеменников. Реакцией на это явились Кн. Руфь и Кн. Ионы, которые были направлены против национальной исключительности.

 

МУДРЕЦЫ-КНИЖНИКИ

Между V и III веками духовное руководство народом переходит в руки мудрецов-книжников. Им принадлежат библейские писания, которые трактуют о человеческой жизни, о тайне страдания, о нравственных принципах Ветхого Завета. Мудрецы были чужды национальной замкнутости, хотя ревностно оберегали основы веры. Ими написаны Книги Иова (ок. 400 г.), Екклезиаста (ок. 300 г.) и Притчей (в окончательной редакции). Последним из мудрецов был Иисус, сын Сирахов (ок. 180 г.).

Пророческую традицию продолжают в те века Иоиль, Второзахария (Зах. гл. 9-14) и апокалиптики Исайевой школы (Ис. 24-27).

Последняя, V-я Священная История (Сhr) была составлена ок. III в. до Р. X. Она включила Книги Паралипоменон и Книги Ездры и Неемии.

 

ИУДЕЙСТВО И ЭЛЛИНИЗМ 

В  332  году Палестина перешла под владычество греческих царей (сначала - Александра Македонского, затем Птолемеев и наконец   Селевкидов). В это время начинается суровая борьба за чистоту веры, которой угрожали эллинские соблазны. Книги Товита, Варуха и Послание Иеремии (написанные между III и II веком) ставили своей целью укрепить нравственные и религиозные идеалы иудейства, защищая их от язычества.

В 168 году селевкидский царь Антиох IV начал жестокое гонение против религии Ветхого Завета. Книги Писания предавали огню, обряды запретили, а храм превратили в языческое капище. Гонимые черпали утешение в пророчествах Книги Даниила, которая была составлена ок. 165 года на основе древних преданий и предсказаний. Тогда же, по-видимому, была написана и Книга Иудифь. 

В 164 году иудеи восстали против греков. Под руководством Иуды Маккавея они добились больших успехов и через некоторое время завоевали себе независимость (ок. 140 г.). К этому времени была уже завершена вся еврейская Библия.

 

НА РУБЕЖЕ ДВУХ ЗАВЕТОВ

 

Мученики-Маккавеи

До 63  г. Иудея оставалась независимой, а после этого подпала под власть Рима. В это время иудаизм уже разделился на ряд течении, каждое из которых имело свои литературные произведения. По большей части они вошли в число апокрифов.

В среде фарисеев возникают Псалмы Соломона, 2-я Кн. Маккавейская, первые талмудические тексты; сторонник династии Хасмонеев пишет 1-ю Кн. Маккавейскую; к кругу ессейских сочинений принадлежат Книга Еноха, Завет 12 Патриархов и книги Кумранской секты.

В Александрии иудеи создают богатую религиозную литературу. Это неканоническая Книга Премудрости (ок. 50 г. до Р. X.), а также творения Филона, Сивиллины пророчества.

Большинство этих книг уже выходит за рамки собственно библейской традиции, но они образуют как бы мост, соединяющий Ветхий Завет с Новым. Мессианские чаяния апокалиптиков, этические учения раввинов и книжников создали ту атмосферу, которая предварила проповедь Евангелия.

 

Из статьи КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Категория: Толкование Ветхого Завета | Добавил: didahe (21.12.2018)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Поиск

Фото

Блог