"Бодрствуйте о жизни вашей: да не погаснут светильники ваши. Часто сходитесь вместе, исследуя то, что полезно душам вашим"Дидахе
Пятница, 19.10.2018, 18:34
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Учение Иисуса Христа [4]Искупление [3]
Сотворение мира и человека [4]Грехопадение [2]
Бог [0]Религия и вера [0]
Праотцы [0]О Священном Писании [2]
Моисей Исход [1]Заповеди ВЗ [1]
Судьи Цари [1]Пророки [1]
Жизнь Иисуса Христа [1]Пресвятая Дева [0]
Смерть Иисуса Христа [0]Воскресение [0]
Вознесение Иисуса Христа [0]Святой Дух. Пятидесятница [0]
Учение апостолов [1]Эсхатология [0]
Жизнь в церкви [1]Церковь. Община. [2]
Царственное священство, народ святой [0]Апостол Павел [1]
Вера в Христа [0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Телефон
Задать вопрос можно по телефону:
Поиск

Поделиться этой страницей:

Главная » Статьи » Основы христианской веры » Жизнь в церкви

Что такое Агапа

«Агапы в истории и современной церковной практике»

 

Что делает христианскую трапезу агапой? Нужны ли в церкви агапы сегодня и кому они нужны? Может ли агапа родиться из общего чаепития после литургии? 

Агапа. Фреска из катакомб Петра и Марцеллина. IV век

 

Ага́па (греч  ἀγάπη; агапе, агапа) – общая трапеза христиан первых веков, называемая «вечерей любви». Агапы устраивались христианами в воспоминание Тайной Вечери, на которой Господь установил Таинство Евхаристии.

В то же время сами агапы никогда не отождествлялись с Таинством Евхаристии, а служили целям благотворительности и развитию христианского общения. «Это были простые трапезы, в которых принимали участие все христиане, без различия рангов, и в которых участвовали приношениями все по своим силам, что служило поддержанием для бедных», – указывает историк Церкви Н. Тальберг. «Если, с течением времени, общение в имуществе и общие трапезы прекратились, вследствие умножения числа верующих, то взамен того, всякого рода вспомоществования христиан друг другу получили самое широкое развитие. Странники, путешествовавшие из одной церкви в другую, бедные, больные, старые, вдовицы, сироты и все страждущие – все находили себе помощь и поддержку у христиан», – говорит другой историк Церкви Э. Поснов.

По слову Климента Александрийского, Агапы – «прекрасное спасительное учреждение Логоса… Агапы поистине небесная пища, пиршество Слова (έστίασις λογική)… И если ты любишь Господа Бога твоего и ближнего твоего, то это праздничное и блаженное торжество, имея свойства небесного, происходит уже как бы на небесах… Агапы – дело чистое и достойное Бога, и их цель вспомоществование. Радости вечерей любви, вследствие участия в них многих, действуют на любовь оживляющим образом, они – предчувствие радости вечной».

Греческое слово Агапа является обозначением Любви как имени Божьего и главной христианской добродетели.

https://azbyka.ru/agapa

 

**

Православная Энциклопедия сообщает:

АГАПА

[греч. ἀγάπη - любовь], в христ. общинах I-V вв. особая совместная трапеза - «вечеря любви»,- имевшая благотворительные цели и первоначально включавшая совершение Евхаристии.

Название «Агапа» по отношению к трапезе впервые встречается в Послании ап. Иуды: «Таковые бывают соблазном на ваших вечерях любви (ἐν ταῖς ἀγάπαις ὑμῶν); пиршествуя с вами, без страха утучняют себя» (1. 12). Возможно, об А. говорится и во 2-м Послании ап. Петра: «Они наслаждаются обманами (греч. ἀπάταις, однако нек-рые рукописи содержат чтение ἀγάπαις - «агапами») своими, пиршествуя с вами» (2. 13). Из посланий сщмч. Игнатия Богоносца ясно, что первоначально так называлась трапеза, на к-рой совершалась Евхаристия,- он употребляет термины «Евхаристия» и «А.» как взаимозаменяемые (Послание к Смирнянам. 8); начиная с сер. II в. А. называются совместные несакраментальные трапезы христиан, направленные в первую очередь на помощь бедным.

 

В I в. существовало неск. традиций проведения общих трапез, аналогичных А. (Соколов. С. 162-198). В иудаизме практиковались совместные братские трапезы (Талмуд. Берахот. 6-8), получившие дальнейшее развитие в иудейских аскетических течениях - в Кумранской общине (описание - Устав общины (1QS) 6. 3-6-8; Дополнения к Уставу (1QSa) 2. 17-22) и в общине терапевтов в Египте (описание - Филон Александрийский. О созерцательной жизни. 64-69). В Римской империи существовали трапезы погребальных языческих коллегий, критики христианства (напр., Э. Ренан) сравнивали их с А. Начиная с Х. Лицмана, исследователи склоняются к тому, чтобы считать А. продолжением совместных трапез Господа Иисуса Христа со Своими учениками. В Евангелиях можно выделить неск. видов таких трапез: трапезы до Тайной вечери (Мф 14. 15-21, 15. 32-38; Мк 6. 35-44, 8. 1-9; Лк 9. 12-17; Ин 6. 3-13 и др.), Тайную вечерю (Мф 26. 20-30; Мк 14. 22-26; Лк 22. 14-20; 1 Кор 11. 23-26), трапезы Господа и апостолов после Воскресения Христова (Лк 24. 30-31, 41-42; Ин 21. 9-14; Деян 10. 40-41).

В Деяниях святых апостолов упоминаются совместные трапезы первых христиан. общин, во время к-рых происходило преломление хлеба, т. е. совершалась Евхаристия (Деян 2. 42, 46; 20. 7); кроме того, эти трапезы имели своей целью помощь нуждавшимся (Деян 6. 1-2). Подробное описание раннехрист. трапезы - «вечери Господней» (греч. κυριακὸν δεῖπνον) - приводит ап. Павел (1 Кор 11. 20-34); предположительно она начиналась Причащением Телом Христовым, после чего следовало вкушение обычной пищи, и заканчивалась Причащением Кровью Христовой. Такой порядок соответствует описанию Тайной вечери у евангелиста Луки (Лк 21. 17-20); иудейские братские трапезы также включали вкушение чаши вина, преломление хлеба, собственно трапезу, вкушение последней чаши вина с чтением особых благословений.

Характерно, что апостолы, упоминая о трапезе христиан, предостерегали от недостойного участия в ней (ср. 1 Кор 11; Иуд 1; 2 Петр 2). Ап. Павел указывает коринфянам на необходимость различения между Евхаристией и обычной пищей и советует не смешивать их. «А если кто голоден, пусть ест дома» (1 Кор 11. 33-34). Итак, еще при жизни апостолов возникла тенденция к разделению евхаристической и неевхаристической трапез (к-рые впосл. стали называться соответственно литургией и А.).

Памятники кон. I в. и первых лет II в. свидетельствуют о совершении Евхаристии еще непосредственно во время общей трапезы. В посланиях сщмч. Игнатия Богоносца термины «Евхаристия» и «А.» употребляются как взаимозаменяемые; Плиний Младшийсообщает о 2 видах собраний христиан в Вифинии, предрассветном и вечернем, на к-рые они собираются, чтобы «отведать пищу невинного рода» (Письма. X 96. 7). Если доверять Плинию, то второй вид собраний скорее является А., чем Евхаристией, т. к. христиане по его требованию согласились прекратить эти собрания. В «Дидахе» помещены 3 молитвы (Гл. 9-10): первые 2 - молитвы благословения чаши и хлеба, затем «по насыщении» следует 3-я молитва, завершающаяся словами «Если кто свят, пусть подходит, а кто нет, тот пусть кается…» (Гл. 9-10; ср. возглас литургии «Святая святым»). П. Батиффоль, О. Казель, Л. Буйе, Л. Лижье, Х. Лицман и др. ученые полагают, что в «Дидахе» трапеза еще не отделена от Евхаристии и следует после вкушения хлеба. Буйе считает молитву над хлебом в начале трапезы молитвой благословения евхаристического Хлеба, а молитву после трапезы - молитвой благословения евхаристической Чаши; т. о., трапеза помещается между Причащением Христовым Телу и Крови; этот порядок, вероятно, соответствует порядку «вечери Господней», по ап. Павлу. След такого порядка общей трапезы сохранился в крещальной литургии «Апостольского Предания» сщмч. Ипполита Римского: согласно этому памятнику, новокрещеные после Причащения Телу Христову вкушают воду, молоко и мед и только после этого - Кровь Христову (Гл. 21).

 

Трапеза. Роспись в катакомбах Каллиста в Риме. 1-я пол. III в.

 

Ко 2-й пол. II в. постепенно утвердился обычай причащаться Св. Тайн натощак (формально он был закреплен только в 393 г. 28-м прав. Гиппонского Собора, повторенным в 419 г. Карфагенским Собором, в Книге правил оно названо 50-м прав. Карфагенского Собора - Никодим [Милаш]. Правила. Т. 1. С. 29-31; Т. 2. С. 144, 189-191). Утверждение обычая ничего не вкушать прежде Причащения привело к тому, что трапезы стали устраиваться только после Евхаристии (хотя в александрийском богослужении практика совершения Евхаристии после А. существовала и в V в.). Об этом сообщают Деяния ап. Иоанна (Гл. 72-85; см. Деяния апокрифические). Косвенно это подтверждает мч. Иустин Философ в 1-й Апологии (гл. 13, 39): говоря о совр. ему чине литургии, он умалчивает о совершении А., но упоминает о приношениях (вероятно, для А.) в конце литургии. Такие приношения являются проявлением благотворительности: «Достаточные из нас помогают всем бедным, и мы всегда живем за одно друг с другом» (1 Апология. 67); «Образ почтения [Бога]... тот, чтобы данное для нашего питания... приносить для нашего… употребления и для нуждающихся» (1 Апология. 13). Превращение общих трапез почти в исключительно благотворительную акцию, очевидно, связано с лишением А. их сакраментального компонента - Евхаристии.

 

С кон. II - нач. III в., напр. в Деяниях ап. Фомы (2. 29 и 5. 50; см. Деяния апокрифические), термины «А.» и «Евхаристия» употребляются в различном смысле, А. выделилась в самостоятельный чин. Временем совершения Евхаристии все чаще становилось утро, о чем говорят Тертуллиан (De corona militis. 3-4), сщмч. Киприан Карфагенский (Письмо 63-е, к Цецилию), «Завещание Господа нашего Иисуса Христа» (I 26-28). (Тем не менее Евхаристия могла совершаться и в вечернее время, даже совр. Типикон предписывает в нек-рые дни года совершать литургию на вечерне.) А. по-прежнему устраивались вечером.

В 1-й пол. III в. А. прямо или косвенно упоминаются у большинства церковных писателей: Климента Александрийского, Тертуллиана, Оригена, сщмч. Киприана Карфагенского, в «Апостольском Предании» сщмч. Ипполита Римского и др. Большинство литургико-канонических памятников сообщают о том, что чаще всего такие А. устраивались по воскресеньям с участием всех членов общины под председательством епископа и имели своей целью общение христиан и помощь неимущим (Каноны Ипполита. 164, 172).

В кон. II в. появляются упоминания о новом виде А.- поминальных А. Первоначально они совершались на гробницах мучеников. В «Деяниях Павла и Феклы» описывается «обильная Агапа» (ἀγάπη πολλή), совершавшаяся Павлом и его последователями «при гробницах» (Гл. 25). Подобная трапеза описана и в Деяниях ап. Иоанна. Климент Александрийский называл «похоронное пиршество» (вероятно, языческое) «трапезой, демонам посвященной» (Педагог. II 1), однако в толковании на Книгу Иова, приписываемом преемнику Климента на посту главы огласительного александрийского уч-ща Оригену, поминальные А. описываются с одобрением: «Мы совершаем память святых и родителей наших, также чествуем память друзей, умирающих в вере… мы призываем благочестивых… и наравне с клиром… питаем неимущих… чтобы празднество наше служило в воспоминание и упокоение души» (Гл. 3). Поминальные А. были в то же время и благотворительными; более того, благотворительность совершалась в память об усопших (ср. с совр. обычаями приносить в храм еду, в память об усопших устраивать поминки). В IV в. поминовение усопших, сопровождавшееся А., совершалось на 3, 9, 40-й дни после их смерти (Апостольские постановления. VIII 42). Из рассказа блж. Августина Иппонского видно, что поминальные А. заключались во вкушении вина и нек-рого количества пищи на могилах усопших, бóльшая часть пищи раздавалась неимущим (Исповедь. VI 2). Именно из поминальных А. выросли 2 вида христ. богослужения, отвергнутые впосл. протестантами: богослужение в память святых (согласно первоначальному обычаю, все христиане, в т. ч. и мученики, поминались одинаково, т. е. поминальные А. нередко имели характер не моления об усопшем, а праздника в честь святого) и заупокойное богослужение.

В III в. возникли частные благотворительные А. (Каноны Ипполита. 174-175; Апостольское Предание. 30 и др.), устраивавшиеся состоятельными христианами для пропитания бедных членов общины, в первую очередь вдов. Участие в благотворительной А. самого устроителя было необязательным, более того, богатые христиане нередко старались уклониться от этого.

По рассказу Тертуллиана, чин А. состоял из следующих частей: молитвы, скромной трапезы, умовения рук и зажжения светильников, после чего «каждый, кто может, вызывается на середину воспеть Богу», собрание заключалось молитвой (Апология. 39. 16-18). Сщмч. Ипполит Римский подробнее описывает А. и заботится о большем церковном контроле за ними: председательствовать во время А. должен был один из клириков, сначала совершалось благодарение над светильником, псалмопение, благословение чаши и хлеба епископом (в его отсутствие - пресвитером или диаконом, но не мирянином), затем - трапеза (Апостольское Предание. 25-27). О псалмопении как особенности А. согласно с Апостольским Преданием пишет и Киприан Карфагенский (Письмо 1-е, к Донату). Литургико-канонические памятники, говоря о хлебе, благословляемом на А., называют его евлогией (греч. εὐλογία - благословение): «Верные, прежде чем преломлять собственный хлеб, пусть берут из рук епископа немного хлеба, так как это евлогия, а не Евхаристия… Мирянин не может совершать евлогию» (Апостольское Предание. 26-28) - или «хлебом заклинания» (ἄρτος τοῦ ἐξορκισμοῦ): «Пусть он [епископ] сам распределяет хлеб заклинания… чтобы Бог сохранил агапы их от страха лукавого» (Каноны Ипполита - Achelis. S. 106). Не вполне ясно, тождествен ли «хлеб заклинания» хлебу-«евлогии».

Оглашенные обычно не допускались на А., но им посылался «хлеб заклинания» (Апостольское Предание. 26, 28 и др.), «чтобы они присоединились к Церкви» (Каноны Ипполита - Achelis. S. 105). Название «хлеб заклинания», вероятно, связано с экзорцизмами, к-рые неоднократно произносились над оглашенными; вкушение «хлеба заклинания» было составной частью экзорцизмов. В эфиоп. версию «Апостольского Предания» входит молитва освящения «для тех, кто приносит хлеб и воду или елей для благословения во святую Четыредесятницу, после испытания тех, кто будет креститься» (Der aethiopische Text der Kirchenordnung des Hippolyt / Ed. H. Duensing. Gött., 1946. S. 86-87); с ней текстуально сходна молитва «над елеем больных или над хлебом или над водой», помещенная в Евхологии Серапиона (Johnson. Sarapion. P. 66, 145-146). Скорее всего хлеб, о к-ром говорится в этих молитвах, совпадает с «хлебом заклинания» А. III в., а елей - с «елеем заклинания» (Апостольское Предание. 21) или «елеем оглашенных» (елеем предкрещального помазания в зап. традиции), но не с «елеем радования» (елеем предкрещального помазания в вост. традиции).

Как следует из названия упомянутой молитвы Евхология Серапиона, благословлявшийся хлеб имел особую пользу для больных. Молитвы над хлебом для больных встречаются в вост. Евхологиях более позднего времени, чем III-IV вв. (Goar J. Εὐχολόγιον, sive Rituale Graecorum… P., 1647. P. 715-716). Принятый в наст. время в РПЦ Типикон в разделе о благословении хлебов на вечерне (непосредственно связанном с А.- см. ниже) среди важнейших «дарований» хлебов называет их целебную силу, проявляющуюся при вкушении хлебов «с водою» (Типикон. Т. 1. С. 20).

Возможно, что искаженные представления язычников о трапезах христиан (обвинения в безнравственности - ср. «Октавий» Минуция Феликса. Гл. 9, 31) отчасти были основаны на злоупотреблениях, связанных с А. Климент Александрийский (Педагог. II 1), Тертуллиан (О посте. 17), Каноны Ипполита (Гл. 173-174) и др. источники сообщают о неумеренном вкушении пищи и вина, криках, многословии, пустом смехе во время А. В IV в. эти злоупотребления привели к попыткам запретить А. В отличие от церковных писателей III в. святые отцы Церкви кон. IV - нач. V в. в своих проповедях оценивают А. скептически. Свт. Григорий Богослов порицает обычай устраивать трапезы в память мучеников: «Во всем восприимем щит веры и избежим всех стрел лукавого… Если для этого мы собрались, то подлинно ценно Христу наше празднество… Если же имеем в виду угодить прихотям чрева, то… не знаю, благовременно ли это» (Слово 11). Свт. Иоанн Златоуст говорит об А. с пренебрежением и призывает участников к умеренности (Слово похвальное мч. Иулиану). Блж. Августин вслед за свт. Амвросием Медиоланским осуждает обычай устраивать трапезы в память мучеников и усопших (Исповедь. VI 2; Послание 22 к Аврелию), словом «agapa» он называет проявления милосердия по отношению к бедным (Проповеди 178, 259, 349; Против Фавста. XX. 20).

В IV в. А. постепенно потеряли свое значение, что нашло отражение в постановлениях Соборов. Гангрский Собор (ок. 350) еще отлучает тех, кто презирает устраивающих А. (прав. 11); однако уже Лаодик. Собор (364) 28-м прав. запрещает устраивать А. в храме и уносить пищу с А. (домой), «ибо сим причиняется оскорбление церковному чину» (прав. 27). К кон. V в. ничто не подтверждает существования на Востоке А. как самостоятельной традиции, однако, вероятно, они где-то еще совершались и в VII в.- отцы VI Всел. (Трулльского 691 г.) Собора (прав. 74) сочли необходимым повторить 28-е прав. Лаодик. Собора. Исчезновение А. в Византии, по-видимому, можно во многом связывать с тем, что здесь быстро сложилась развитая система благотворительных учреждений, в основном церковных,- при храмах и мон-рях существовали больницы, дома престарелых, странноприимницы (гостиницы).

 


Трапеза. Роспись в катакомбах Каллиста в Риме. 1-я пол. III в.

 

В IV-V вв. в егип. деревнях, где долго сохранялись старые обычаи, А. продолжали совершаться - Сократ Схоластик сообщает об обычае егип. христиан причащаться по субботам после трапезы (Сократ. Церк. ист. V 22 - V в.; ср.: Созомен. Церк. ист. VII 19. 8). Практика А. перешла в егип. мон-ри и отсюда была заимствована большинством монашеских традиций. В написанном, вероятно, в Каппадокии ок. 390 г. соч. Псевдо-Афанасия «О девстве» трапеза, сходная с А., совершается после «службы» 9-го часа. Молитва при преломлении хлеба совпадает с евхаристической молитвой из 9-й гл. «Дидахе»: «Как этот хлеб, рассеянный некогда, будучи собран, стал одним, так да будет собрана Твоя Церковь от пределов земли в Твое Царство» (Гл. 12-13). В дальнейшем монастырские А. трансформировались в палестинских мон-рях в чин благословения хлебов, пшеницы, вина и елея на вечерне. По всем редакциям Иерусалимского устава этот чин должен совершаться каждую субботу вечером (а также по праздникам), т. е. в то время, в какое А. некогда совершались в Египте. Вероятно, тесно связано с А. происхождение и нек-рых др. чинопоследований: чина о панагии (и заменяющего его на Пасху последования артоса), праздничных чина благословения колива (в мон-рях и приходских храмах балканских Церквей в дни чтимых святых) и чина «резания колача» (в Сербской Церкви), поминальных чина благословения кутии и обычая устраивать поминки.

 

На Западе А. как самостоятельная традиция просуществовали дольше, чем на Востоке. По свидетельству блж. Августина, в Италии А. начали спонтанно исчезать или отменяться после увещаний отдельных епископов уже в кон. IV в. (Ep. 22, ad Aurelium), в Сев. Африке отношение к А. становится отрицательным в это же время. 29-е прав. Гиппонского Собора, известное как 51-е прав. Карфагенского Собора, запрещает клирикам «пиршествовать в церкви» и предписывает по возможности не позволять это делать мирянам. Тот же Собор своим упоминавшимся выше 28-м прав. запрещает причащаться после вкушения пищи. Тем не менее для Арелатского (Арльского) Собора (452) совместные трапезы клириков и народа - обычное явление (прав. 49 - Mansi. T. 7. P. 884), их одобряет и св. папа Римский Григорий I Великий (Ɨ 604; Ibid. T. 9. P. 1106-1107). 5-е прав. Германского Собора (743) окончательно запрещает А. в память мучеников и усопших (Ibid. T. 12. P. 367).

В совр. греч. словоупотреблении А. называют вечерню в 1-й день Пасхи, что связано с обычаем христосования во время этой службы. А. придается большое значение: так, в отличие от РПЦ в греч. Церквах Евангелие на разных языках читают именно на А., а не на пасхальной литургии (Τυπικὸν τῆς τοῦ Χριστοῦ Μεγάλης ̓Εκκλησίας. Σ. 372-373).

Попытки «возрождения» А. в XX в. В 30-50-х гг. XX в. в связи с литургическим движением сначала в протест., а затем и в католич. среде была предложена, а с нач. 60-х гг. появилась практика общинных трапез-«А.», основанная на евангельских повествованиях как о Тайной вечери, так и о др. трапезах, совершавшихся Господом во время Его земной жизни. Такие «А.» включают воспоминание (см. Анамнесис), общение и само действо.

В Русской  церкви в 80-90-х гг. XX в. последователи свящ. Г. Кочеткова, организовавшие ряд «семей-общин», стали устраивать по домам закрытые собрания по составленному ими чину с импровизированной молитвой предстоятеля - «главы» «семьи-общины», преломлением служебной просфоры, вкушением красного вина с теплотой, сопровождающимся возгласом «Христос посреди нас!» и лобзанием мира, вкушением чаши вина с теплотой после обычной трапезы, во время к-рого произносятся импровизированные молитвы благодарения, с обменом т. н. духовными просфорами - рассказами, стихами, песнями. Этот чин напоминает порядок А. нач. II в., но существенно отличается от них: в то время как А. нач. II в. обычно включали в себя Евхаристию, «А.» последователей Г. Кочеткова искусственно повторяют древние формы совершения Евхаристии, не вкладывая в них сакраментальное содержание. Прежде проведения «А.» члены «семьи-общины» должны примириться друг с другом, приготовить «духовную просфору», в сам день «А.» - непременно причаститься; в силу такого отношения к «А.» «семья-община» проводит её не чаще одного раза в месяц.

http://www.pravenc.ru/text/63076.html

 

 

Видеоинтервью с протоиереем Николаем Соколовым, настоятелем храма свт. Николая в Толмачах, профессором, преподавателем Священного Писания Ветхого Завета в ПСТГУ, впервые было показано на круглом столе «Агапы в истории и современной церковной практике», прошедшем в рамках фестивальной площадки «Литургия после литургии: Священное Писание и агапическая традиция в жизни церкви».

«Мы говорим о вещах, которые необходимо каждому христианину знать: как вести себя по отношению друг к другу, к древним традициям, которые сохранились в наших преданиях, к христианскому общению, которого, по моему мнению, так не хватает всем нам», – говорит отец Николай Соколов

 

**

Читать далее:   Агапы или вечери любви в древнехристианском мире    Петр Соколов

 

 

 

 

Категория: Жизнь в церкви | Добавил: didahe (24.09.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Поиск

Фото

Блог