Люди вспоминают Георгия как надёжного друга, талантливого миссионера, любящего мужа. Я открыла для себя Георгия – философа, православного мистика, который погружался духом в сияющую глубину Неба.

Жизнь как житие

Судьба Георгия Великанова напоминает житие святого, а не жизнь обычного человека.   Он был вымоленным сыном глубоко верующих людей. Рос, прислуживая в алтаре, и с подросткового возраста проявлял интерес к богословию. В школьные годы делился всем с одноклассниками, в студенческие помогал друзьям учиться. Затем работал в благотворительных фондах «Подари жизнь» и «Милосердие». Возил одежду для бедных людей в деревню, носил передачи заключённым, волонтёрил в психоневрологическом интернате, переписывался со всеми, кому требовалась поддержка. Порой его доброта и благородство казались окружающим чрезмерными – он не медлил, если требовалось заступиться за старушку, которую обижал сын, помочь незнакомцу отвезти вещи через весь город или утешить в скорби прихожанина.

Священник, знавший Георгия с детских лет, свидетельствует, что всегда замечал в нём жажду знаний и жажду служения. Думаю, эти чувства были связаны – чем больше узнавал Георгий о Христе, тем сильнее хотел изменить мир.

За дни, прошедшие с его кончины, опубликовано немало воспоминаний. Но стоит заглянуть в статьи и дневниковые записи Георгия, чтобы узнать, как мыслил он сам. Какие убеждения руководили им, сделали возможным его подвиг?

Мировоззрение Георгия Великанова – это стройная система, где всё взаимосвязано. Она христоцентрична. И всё служит главной цели – стяжать благодать Духа Святаго.

 

Церковь – Семья христиан

Стремление к общению, взаимопониманию и единению во Христе, характерное для Георгия, выросло из его понимания Церкви. Для многих из нас это только здание с куполами, где проходят службы. Но Церковь, прежде всего, община. И прихожане, и церковнослужители, и нищие на паперти исповедуют одну веру, и значит, должны ощущать духовное родство. Из малых общин вырастает община великая – всероссийская, и утихает в народе вражда и недовольство друг другом, появляется взаимовыручка и милосердие. К этому идеалу стоит стремиться.

Георгий размышлял в Фейсбук:

«Драма исторической Церкви: Она создана, как Семья учеников Христовых, исполненная взаимной любви. Она стала – организацией, институтом, где на фоне грехов и зла, свойственных всем людям, сияют любовью отдельные светильники – святые».

Он стремился донести идею общинности как публицист, как катехизатор, как добрый человек. Уделял внимание тем, кто мало кому интересен – бродягам, старикам, болящим. Потому что для Христа нет первых и последних, он смотрит в душу, а не на социальный статус. Общинности не может быть без общения, стремления понять окружающих и принять их, прощая недостатки.

Георгий напоминает гениальное определение А. С. Хомякова: «Церковь есть благодать Святого Духа, подаваемая взаимной любви христиан».

Кто-то уже упрекнул его тем, что в ранние годы Георгий был гостем французской общины экуменистов, что в одной из статей он доброжелательно отозвался о католиках.

Но христианство – это великодушие и открытость, а не замкнутость на себе любимых с ненавистью ко всему миру.

Один из комментариев Георгия в Фейсбук: «Сохранять единство в многообразии всегда было трудной евангельской задачей для христиан, а для Русской Церкви, пожалуй, в особенности. Для этого нужно учиться дышать воздухом свободы – свободы духа – а ее как раз больше всего не хватает нашему религиозному и вообще народному менталитету».

На отпевании один человек сказал жене Георгия, Наталье, что был его лучшим другом. На недоумённое: «Но кто вы? Мы вас не знаем», собеседник пояснил, что два раза беседовал с Георгием. Всего две беседы так покорили душу незнакомца, что он увидел в катехизаторе лучшего друга – Бог сокрушает преграды между верными.

Георгий с супругой Натальей

«Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк.12:49), – говорит Христос, надеясь увидеть такую силу чувств. Но наши вера и любовь теплохладны. Бывает, любим человека, но понимаем – расставание не станет ударом, дружим, но не готовы предложить всё, что имеем, если он в беде. Клянёмся в верности, но заключаем контракт на случай развода, восхищаемся в благополучии, но покидаем в болезни. И с Богом наши отношения не более искренни! Не ответил на молитву – прекращаем ходить в церковь, не увидели чудес – сомневаемся в Его бытии. Венчаемся для подстраховки, крестимся, потому что так принято…

Любовь Георгия Великанова к людям и Богу была огненной, предельной по своему накалу. Без условий и без рассуждений. Всюду он искал случая помочь, поддержать и готов поговорить о том, что волнует собеседника.

Казалось, он излучает свет от избытка любви к окружающим. Если видел ребёнка, непременно говорил ему что-нибудь ласковое. Часами беседовал с самыми малозаметными прихожанами. В своём блоге собирал подписи в поддержку всех, кому требовалась помощь – от людей до дельфинов. Широкая душа, большое сердце.

Пример взаимной христианской любви Георгий видел в образе святой Троицы, о которой писал в своём стихотворении:

«Мы становимся едиными друг с другом,

Вкушаем чуть-чуть от этого единства,

Когда видим очами сердца

Триединого Бога,

Отца, Сына и Святого Духа

И то, как Они любят Друг Друга.

Видеть это, созерцать это, ликовать об этом –

И будет блаженством будущего века.

Потому-то Иисус молится об этом для нас…»

Георгий Великанов

 

Божественный риск

В статьях и блогах Георгия много размышлений о том, как всей душой слиться, соединиться с Богом. Настойчивое стремление не просто постичь его замыслы и следовать заветам, но стать им, раствориться в нём, думать, как Христос, поступать так, жить и умереть. Дерзновенный штурм Неба. «Царствие Божие силою берётся». Я вдруг ощутила – быть христианином – опасно в обыденном смысле, потому что на каком-то этапе глубоко верующие люди перестают принадлежать Земле. Как писал Ю.Кузнецов в своей поэме «Путь Христа»: «Славься, Господь! Он пошёл на Божественный риск».

Нас заземляет, привязывает к жизни бытовое мелочное сознание, мы движемся по своей дороге с оглядкой, с осторожностью. Подвижника не привязывает ничто – наоборот, он рвётся ввысь.

Идеалом для Георгия были Новомученики, и в своём восхищении он был максималистом. В Живом Журнале (Live Journal) Георгий признаётся, что хочет не просто читать о судьбах этих святых, не только петь им тропари, но и «”поймать” нить, связующую нас с ними, войти в единство, быть в той Небесной Церкви, где они… А на земле – видеть нашу Церковь такой, в которую они не постыдились бы войти, в которой они могли бы действовать, будь они живы сейчас».

Постоянные размышления о тонком мире, неосязаемом, вечном делают человека чуждым грубой телесной реальности. Мы не можем представить себе, как чувствовал бы себя среди нас ангел, как тяготили бы его наш быт, грязь, суета. Наверное, таким ощущал наш мир Георгий.

Он не раз называет конечной целью христианской жизни – обожение:

«Возможно, кто-то скажет, что это слишком высоко – и будет прав. Это слишком высоко до тех пор, пока ты не подтвердил высокие слова своей жизнью. Но правда, которой я катастрофически не соответствую, не перестает быть правдой. Как говорил архим. Софроний (Сахаров), снижать в своем сознании замысел Божий о человеке – не только ошибка, но и великий грех».

Обожение считали целью христианина такие святые, как преп. Максим Исповедник, св. Григорий Палама, св. Афанасий Великий, св. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский, преп. Серафим Саровский и другие.

Святые отцы утверждают, что обожение возможно для человека потому, что он изначально создан по образу и подобию Божию. Обожение – то состояние, ради которого нас сотворили.

Но в околоцерковной публицистике эту тему почти не поднимают. Возможно, призывать современных людей стать такими, как Бог, кажется слишком дерзновенным, способствующим неправильному пониманию и гордыне. Чаще говорят о «рабах Божиих», чем о «сынах Божиих».

В статье о Преображении Господнем Георгий говорит о том, что религия предлагает путь для перерождения христианина – выход за собственные пределы. Он пишет: «“показать человеку, каким он задуман и призван стать, способен только Бог, ставший Человеком, чтобы мы стали богами… Итак, Евангелие показывает нам пример самого Христа. Потому что с потребностью человека в изменении тесно связано и другое его стремление – увидеть, как с кем-то это преображение уже совершилось. Убедиться, что это возможно…».

Следует отличать эту возможность обожения по воле Всевышнего от попытки Адама и Евы стать «как боги» втайне от Небесного Отца. По мнению святых подвижников, к обожению следует идти путём смирения, аскезы, церковных таинств и молитвы.

Стяжание благодати есть живое Богообщение. Многие читали статью, где Георгий мечтает о прямом телефоне Бога. В своём блоге молодой человек признаётся, что однажды отправил smsку на номер, состоящий только из семёрок, считая, что тот может принадлежать Творцу. Наивно? Попытка связаться с Богом при помощи современного гаджета. Георгий одновременно жил на земле и на Небе, так говорят его знакомые.

Знает ли человек, чего он просит у Бога на самом деле, когда стремится соединиться с ним? Знал ли Георгий? Наверное. В своём Живом Журнале он пишет: «Я не хотел бы нагнетать пафос романтизированного мученичества. Если оно придет, то окажется совсем не таким. Гораздо проще и обыденней. И страшнее в своей обыденности и одиночестве. (Ну, а уж как оно смотрится с Небес – мы сейчас и вовсе представить не можем).

Дело в том, что тот выбор, который стоял перед мучениками всех времен в сконцентрированном виде, стоит перед каждым из нас ежедневно. Жить Христом или жить ценностями, защитами, хлебом этого мира».  

Жена Георгия рассказывает: «В последний месяц он стал немного другим. Как будто Бог его готовил: он стал очень мало есть, очень похудел. Когда спал, то руки раскидывал как Христос на кресте. С таким мученически видом и спал. Кстати, машинист говорит что в этой же позе он и умер – руки раскинул и электричка его задавила».

У Георгия, как у большинства мучеников, был выбор – оставаться в безопасности или шагнуть навстречу боли и гибели.

Можно предположить, что чаемое Георгием обожение произошло, когда он пошёл на божественный риск ради ближнего своего.

Георгий Великанов

 

Великий урок

 – Георгий, спасибо за урок! – Пишут в социальных сетях русские и иностранцы.

Какой же это урок? Возвращение исконной силы христианским ценностям.

Есть апокриф о том, как маленький Иисус с другими детьми лепил из глины птиц. Потом Он вдохнул в свои создания жизнь – птицы взмахнули крыльями, поднялись под облака. Наша вера без дел – глиняная птица, красивая имитация. Но в Георгии все увидели христианство действенное, окрылённое.

На его странице в Фейсбук пишут:

«Ничего и никого не боялся, жил без оглядки на молву и толпу, всем хотел помочь и помогал. Светлый Человек, Великий Человек. Вечная память Тебе. Нет слов… Горе».

Под одной из статей Георгия в блоге Предание я увидела два комментария некоего Сергея. Первый комментарий содержал ироническую фразу: «””Не стоит производить впечатление человека, на которого “снизошла благодать” и никак не отпустит».

Примерно через год тот же мужчина кается: «Узнал из рассылки Предания, как погиб Георгий. Вот так, напишешь кому-то язвительный комментарий, а завтра человек станет святым, и будет стыдно, что так с ним разговаривал».

О святости Георгия заговорили сразу, как о чём-то само собой разумеющемся. Знакомые признаются, что у него был дар предвидения. Сегодня некоторые свидетельствуют, что по молитве к алтарнику происходят чудеса. Многие обычные грешные люди пересмотрели свои ценности, захотели творить добро здесь и сейчас. Я сама задумалась о том, что миссионерствовать нужно не только в журналистике, но и в личных беседах с каждым.

Что касается предвидения – Георгий пишет, что в последние времена священники будут проповедовать в гаражах, и буквально на прошлой неделе священник из Испании жаловался мне, что вынужден проводить богослужения в гараже, за неимением другого помещения! Совпадение?

Конец земного существования Георгий воспринимал удивительно светло – как монах, отрекшийся от мира. Такое видение пришло к нему на похоронах молодой знакомой. После её отпевания он пишет:

«Для меня ожили слова владыки Антония Сурожского: если хотите быть со своими ушедшими любимыми – будьте там, где они: с Богом. Будьте там молитвой и всем устремлением сердца. Теперь мне чуть-чуть более ясно, как это – ждать смерть, как свою невесту… Ведь там мы встретимся со Христом лицом к Лицу, и как можно не ждать этой встречи?»

На днях мы получили ещё один урок. Умер бездомный Михаил, которого спас Георгий. Кто-то вспоминает фильмы ужасов, построенные на роковой предопределённости. На самом деле всё просто – своим выбором Георгий оплатил Михаилу шанс на достойную жизнь. Но тот не прекратил пить. Иногда Бог даёт последнюю возможность измениться, люди замечают знак, но остаются в плену своих страстей. И тогда Бог отворачивается.

Поступок Георгия – знак для всей России: стать другими, изменить свою жизнь, пересмотреть ценности, спастись. Если каждый из нас преодолеет свою слабость, посмотрит на мир глазами праведника – мы окажемся в другой цивилизации. В царстве справедливости, милосердия, благородства. Здесь и сейчас. Это возможно, как стал возможным подвиг Георгия Великанова.

Супруге Георгия – Наталье Великановой сейчас очень необходима помощь, по состоянию здоровья она не может работать. Карта Сбербанка  5469380060009312 Наталья Николаевна. 

https://media.elitsy.ru