"Бодрствуйте о жизни вашей: да не погаснут светильники ваши. Часто сходитесь вместе, исследуя то, что полезно душам вашим"Дидахе
Вторник, 03.08.2021, 22:48
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Этика [9] Психология [5]
Наука и религия [9] Вероотступники [3]
Педагогика [2] Атеизм [1]
Эволюция [1] Биология [8]
Физика [4] Медицина, гомеопатия [15]
История [6] Математика [0]
Политэкономия [0] Философия [1]
История СССР [4] Химия [2]
4 Мировая [8]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Телефон
Задать вопрос можно по телефону:

Поиск

Поделиться этой страницей:

Главная » Статьи » Человек, наука, общество » Психология

Скромное обаяние конспирологии


Автор

Эта статья написана для тех, кто получает комментарии вида «давайте без теорий заговора» или «это всё конспирология» в ответ на важные вопросы. Она поможет им как набор аргументов против подобных обвинений. Также она может быть полезна людям, которые стесняются прямо высказывать своё мнение, потому что их мнение противоречит официальному. Возможно, эта статья будет интересна и для некоторых людей, всегда поддерживающих общепринятый взгляд на вещи.

1. Основы

 
 

 

 

ПАМЯТКА

Когда вы сталкиваетесь со словом «заговор» в каком-либо контексте (будь то очередная «теория заговора» или её «критика»), советую мысленно заменять слово «заговор» на слова «масштабная организационная деятельность». После чего проверяйте, остались ли изучаемые вами теории или их критика чем-то осмысленным или нет.

Ну вот несколько примеров (из первой подвернувшейся статейки):

«Вера в возможности масштабной организационной деятельности основана на мировоззренческих установках человека, переубедить несчастного рациональными средствами практически невозможно.»

«В масштабную организационную деятельность верят также те, у кого сильнее выражен страх смерти.»

«Вера в возможности масштабной организационной деятельности уменьшают у людей тревогу, проистекающую из отсутствия (в их восприятии) контроля над своим существованием».


И сразу становится понятно, что это примитивная пропагандистская агитка. Пропагандист транслирует мессагу: «Кто верит в то, что люди могут что-то организовать, тот какашка, несчастный, боящийся смерти, не контролирующий своё существование ничтожный человечек. А кто не верит — тот молодец.»
Для начала замечу, что нет разницы между терминами «теории заговора» и «конспирология». Слово «конспирология» это калька с английского «conspiracy» — «заговор», то есть мы просто имеем два термина для обозначения одного и того же явления. Поэтому я буду использовать их взаимозаменяемо.

Если объяснить по существу, чем именно занимается конспиролог — ответ будет примерно таким: человек, который пытается понять причины некоторых явлений.

Убирая негативную коннотацию и объясняя всё простыми словами, мы получаем, как ни странно, образ положительный: пытливый ум, стремящийся постичь природу вещей. Это характеристика учёного, естествоиспытателя, философа. Человека, в современной культуре всячески одобряемого. Скажите, такой ли образ возникает у вас, когда вы слышите о «теориях заговора» или «конспирологии»?

Скорее всего нет. Перед вашим внутренним взором предстаёт неопрятный человек с безумными глазами в шапочке из фольги, который пытается убедить вас в том, что Земля плоская. Проявим немного той самой пытливости ума и зададим вопрос — почему это происходит? Почему сторонник теории заговора в массовом сознании приравнен к безумцу?

Скорее всего такой разговор вы будете вести на обывательском уровне. И ответы вполне предсказуемы.

Вам могут ответить, что «безумных конспирологов» больше чем «разумных философов». Может быть, но никакой статистики вам не покажут, будут просто говорить это. «Я же вижу, это очевидно любому здравомыслящему человеку».

Вам могут ответить, что «безумные конспирологи» придумывают теории, которые совершенно не согласуются с реальностью. Может быть, но ведения дискуссии по существу скорее всего не будет, будет только ссылка на авторитет. «Учёные же доказали, да все знают».

Вам могут ответить, что «безумные конспирологи» не слышат чужих аргументов и игнорируют неудобные вопросы. Может быть, но ваши аргументы и неудобные вопросы точно также будут не слышать и игнорировать. «Да тут и говорить не о чем, Давайте без теорий заговора».

Так совершенно неожиданно на обывательском уровне теории заговора и возражения против теории заговора вооружаются совершенно одинаковым оружием:
 
  1. Ссылки на собственный опыт или здравый смысл
  2. Ссылки на общественное мнение или авторитет
  3. Перевод оппонента в категорию «неспособных к дискуссии» и завершение дебатов.
 
На эту тему даже существует известный анекдот
Один человек долго жаловался во все инстанции на соседа сверху, который его облучает. Когда к нему пришли эмчеэсовцы, которых он все-таки уговорил заняться его бедой, в квартире все было, как положено в таких случаях: обклеенные фольгой потолок и стены, навязчивые рассказы об облучении. С пострадавшим пообщались, успокоили. Для порядка решили зайти и к соседу, но больше для того, чтобы узнать, не беспокоит ли его параноик. Сосед открыл двери, и спасатели увидели с десяток включенных микроволновок, стоящих открытыми дверцами вниз. Мужчина объяснил, что так он борется с живущим снизу инопланетянином, который хочет поработить мир.
Здесь очень уместна цитата, использованная даже в Википедии: Термин „теория заговора“ становится оценочным и во многих аудиториях он используется как безотказный способ заткнуть рот оппоненту

Давайте подведём итоги этого раздела:
 
  1. Термин «теория заговора» не говорит ни о чём, кроме неприязни к оппоненту. Если о чьих-то словах говорят, что это «конспирология» или «теория заговора» — мы не можем однозначно установить, идёт ли речь о настоящем сумасшедшем, или о человеке, чьё мнение просто отличается от официально одобряемого.
  2. В дискуссии часто невозможно отличить сторонника теории заговора от его противника. Если вы не имеете никаких знаний по существу вопроса — скорее всего вы не сможете отличить аргументы одного от аргументов другого, они будут иметь совершенно одинаковую форму, иметь одинаково сильные и слабые стороны.

Теперь давайте обсудим основания, на которых ведётся дискуссия: как связаны реальность и заговоры, с каких позиций теории заговоров критикуются.
 

2. Заговоры как объективная реальность

 

 
 
Убийство Гая Юлия Цезаря произошло 15 марта 44 года до н. э. в Риме. Группа сенаторов во главе с Гаем Кассием Лонгином и Марком Юнием Брутом организовала заговор, чтобы убить Цезаря и восстановить Республику. На заседании сената в иды марта заговорщики набросились на диктатора с кинжалами и нанесли ему 23 раны, от которых он умер на месте.

Развивая идею из эпиграфа к предыдущему разделу, я замечу, что людям в целом присуща масштабная организационная деятельность. Человеческое общество существует и развивается именно таким образом. Несколько людей объединяются вместе, для того, чтобы достичь тех или иных целей. Этих людей может быть много, а может быть мало. Эти люди могут объединяться официально и законно, а могут — неофициально и незаконно. Эти люди могут своё объединение рекламировать — а могут его скрывать. Эти люди могут декларировать свои цели прямо — а могут о них лгать.

Нам известны многие заговоры в истории человечества — начиная с заговора сенаторов против Цезаря или заговора офицеров против Гитлера, и заканчивая многочисленными тайными обществами, которые вполне официально существуют и по сей день в каких-нибудь Оксфордах. Некоторые люди свободно могут вспомнить заговоры из собственной жизни: «скажи родителям, что я у тебя ночевал». Короче говоря, нет ничего удивительного, безумного или невозможного в том, что какие-то люди собираются вместе, вместе чего-то добиваются, скрывают свои истинные цели и обманывают при этом других людей.

Существует книга "100 великих заговоров и переворотов". Великих! А сколько было средних и малых? А сколько заговоров никогда так и не было раскрыто?
Ранее, в пустом магазине, профессор Квиррелл сообщил, что они собираются совершить идеальное преступление.

Гарри автоматически начал воспроизводить стандартную сентенцию, что идеальных преступлений не бывает. Но всерьёз задумавшись над этим вопросом на две трети секунды, он вспомнил более мудрую сентенцию, и замолчал на середине предложения.

Что ты знаешь и почему ты думаешь, что ты это знаешь?

Если в самом деле совершить идеальное преступление, никто об этом не узнает. Как же тогда можно точно знать, что не бывает идеальных преступлений?

Если смотреть под таким углом, становится понятно, что, возможно, идеальные преступления совершаются постоянно. Коронер объявляет, что смерть произошла от естественных причин, газеты сообщают, что магазин никогда не приносил существенной прибыли и наконец закрылся…
Если внимательно посмотреть вокруг — мы обнаружим, что наша жизнь буквально пронизана заговорами, то есть явными или скрытыми действиями групп людей для достижения явных или скрытых целей.

Более того, современные люди имели возможность на своём опыте обнаружить как «теории заговора» неожиданно становятся доказанной реальностью.

Вспомнить хотя бы знаменитый «Пакт Молотова-Риббентропа», а если точнее — секретный протокол о разделе сфер влияния в Восточной Европе, который перестал быть секретным только через полвека. Для этого понадобилось крушение обоих участников договора. Пока хотя бы один участник соглашения продолжал существовать — тайна продолжала оставаться тайной, и это позволяло рассуждать о «конспирологах», сторонниках «теории заговора» и даже «клеветниках, предателях Родины».

Или ещё пример — в начале девяностых годов рассуждения о «планируемом устаревании» — по крайней мере в России — воспринимались именно как конспирология, как теория заговора, как рассуждения о «плоской земле». Об этом просто нельзя было говорить без иронии, и всерьёз обсуждать подобное никто не хотел. Такие разговоры проходили по разряду городских легенд под бутылочку пива. А теперь мы знаем, что это абсолютная правда.
 
Так появился печально знаменитый картель «Фебус»: в 1920-х годах представители ведущих мировых компаний — производителей осветительных ламп, таких как немецкая компания Osram, британская Associated Electrical Industries и американская General Electric (действующая через дочернюю компанию в Великобритании), сговорились искусственно сократить срок службы своих ламп до 1000 часов.

Подробности этой аферы стали известны лишь несколько десятилетий спустя, когда государственные органы и журналисты начали проводить расследования.

Или вот намного более животрепещущий и горячий вопрос, касающийся «пандемий». Понадобилось почти сто лет, чтобы наконец-то выяснить — подавляющее большинство смертей во время так называемого «испанского гриппа» 1918 года были скорее всего были вызваны передозировкой салицилатов. Если говорить очень простыми словами — простуженных людей буквально травили модным тогда аспирином, скармливая им по 30 грамм в день, пока у них кровь из глаз не начинала течь.

Не кажется ли это вам похожим на нынешние «лёгкие в труху» из-за «модных» аппаратов ИВЛ? Нет-нет-нет, может быть «это другое», может быть. Но ведь даже вопрос такой задавать нельзя! «А, это опять теория заговора».

И поразительно не то даже, что «критики теорий заговора» после всех произошедших разоблачений делают вид, будто бы ничего не изменилось. В истории человечества сплошь и рядом происходит «да это были не мы, это всё Гитлер виноват». Поражает, что все эти критики не извлекли никаких уроков и продолжают старательно осуждать и критиковать всё, что ещё не было признано официально, не реагируя ни на какие вопросы.

Возможно, только в 2129 году мы наконец-то получим ответ вопрос и о том, была ли вообще пандемия «свиного гриппа». Цифр официально пострадавших от «свиного гриппа», например, просто не существует — это, напомню, в развитых странах в 21 веке.

Давайте подведём итоги этого раздела:
 
  1. В истории человечества существует множество реальных подтвержденных заговоров.
  2. Даже при нашей жизни часть теорий заговора перешла из категории «фантазии» в категорию «доказанных фактов».
  3. При этом те теории заговора, которые не перешли в категорию «доказанных фактов» продолжают игнорироваться или критиковаться без учёта указанной выше информации.

Теперь давайте обсудим, как же именно критикуют теории заговора.
 

3. Кто и как критикует конспирологию

 
Ещё этом фильме см. здесь
 
Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все — как один!

И ты поймешь, что нет над тобой суда,
Нет проклятия прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь — да!
И вместе со всеми — нет!

А. Галич, «Баллада о чёрте»
Поскольку спорить с существованием настоящих заговоров в истории и современной реальности довольно сложно — обычно теории заговора критикуются с других позиций.

1) Критикуется цель заговора.
Критики утверждают, что эта цель глупая, вредная, ненужная, невыгодная и т.д. и т.п. Что никто не будет достигать этой цели. «Нам/Им это невыгодно».

Забавно, но сторонники теорий заговора — существование которых никем не опровергается — сами по себе являются опровержением подобной критики. Эти люди часто собираются вместе и движутся к своей цели, которая не всегда умна и выгодна.

Можно сказать, будто они сумасшедшие — но тогда почему от подозрений в сумасшествии избавлены представители властвующей элиты, которых чаще всего и подозревают в заговоре?

Сравните:
 
  • Некий Джон Смит респектабельный человек, работает, содержит семью, образован, но при этом объединяется с другими людьми, тратит деньги и время, подвергается опасности общественного осуждения чтобы разоблачить «лунную аферу». Ну да, такое может быть, если он сумасшедший — так ведь разные люди могут сойти с ума.
  • Некий Билл Гейтс респектабельный человек, работает, содержит семью, образован, но при этом объединяется с другими людьми, тратит деньги и время, подвергается опасности общественного осуждения, чтобы чипировать всех людей и получить власть над миром, как он её понимает. Ну да, такое может быть, если он сумасшедший — так ведь разные люди могут сойти с ума… Погодите, но он ведь не может сойти с ума, это же САМ БИЛЛ ГЕЙТС. А раз он не может сойти с ума — значит и чипировать людей он тоже не станет, этого не может быть, потому что не может быть никогда

Вот мы и добрались до первого основания критики теорий заговора. Оно состоит в абсолютном нерассуждающем доверии текущей власти или текущим авторитетам. Это прошивка в мозгах, которую больно трогать. Это и есть мыслепреступление.

2) Критикуется инструментальная возможность заговора.
Критики утверждают, что этой цели невозможно достичь, потому что она слишком сложная, слишком масштабная, слишком дорогая, требует слишком много труда и времени. Что никто бы не смог достичь такой цели.

Здесь уместно вспомнить классическую фразу из Стругацких:
не было еще такого случая, чтобы человечество поставило перед собой задачу и не смогло ее решить

Один человек действительно может ошибаться. Коллектив людей ошибается значительно реже. Организации не ошибаются никогда. Если кажется, что организация ошиблась, то нужно посмотреть внимательнее — обычно оказывается, что ошибка была вовсе не организационной:
 
  1. Это было воздействие другой организации, «гибель в конкурентной борьбе». Это хорошо заметно как на уровне государств или корпораций, так и на уровне небольших компаний. Просто у первой целью была какая-нибудь «наша миссия», а у второй «развалить первую». Вот первая и развалилась.
  2. Целью было совсем другое. Например, в случае Чернобыльской АЭС или Саяно-Шушенской ГЭС основной целью была вовсе не безопасность, а дешевизна, «экономичность». И эта цель в моменте была достигнута. Никто не говорил о «дешевизне» и «экономичности» на вечные времена (то же самое касается широко известного "Рязанского чуда").
  3. Организация не является на самом деле организацией. То есть, условно, есть вывеска, но по факту внутренние взаимодействия под этой вывеской разнонаправлены и хаотичны, не существует либо контроля, либо ресурсов, либо структуры, либо всего сразу

Многие читатели тут же вспомнили анекдот про «ненастоящего шотландца». Очень хорошо. Теперь внимательно подумайте — не скрывается ли это воспоминание в той же части мозга, откуда всплывает образ обезумевшего конспиролога с шапочкой из фольги?

3) Критикуется возможность скрывать заговор — утверждается, что его либо невозможно скрывать с самого начала, либо его невозможно скрывать его достаточно долгое время.

Здесь важно понимать, что сама идея тайны заговора как обязательного элемента заговора — это ложь. Заговор — или, как мы уже выяснили выше, «масштабная организационная деятельность» может быть открытым, откровенным, известным всем и каждому. Существует множество инструментов для поддержания подобного заговора — начиная от "Спирали молчания" и заканчивая "Информационным шумом".

На одной стороне шкалы находится множество людей, которые молчат, потому что «все всё и так знают»; но в результате никто ничего не знает, потому что все ведь молчат. Например, нам сейчас непонятен шумный успех книги «Архипелаг Гулаг», но она рассказывала о том, чего как будто бы никто не знал, хотя миллионы людей в этом процессе участвовали. Более близкий к нашему времени пример — необъяснимые смерти множества оппозиционных политиков и активистов, которые расследовательские группы The Insider и Bellingcat считают отравлениями. В процессе этих отравлений участвовало множество людей, но расследования появились только благодаря современным электронным системам сбора данных — лет тридцать-сорок назад всё это так и осталось бы в тайне, то есть этот заговор был бы скрытым и успешным. Напомню, что участие множества людей является основным аргументом против теории заговора относительно невысадки американцев на луну.

На другой стороне шкалы находится массовое шумное обсуждение событий, где реальное положение дел подаётся как один из вариантов длинного списка. Вам предлагают официальную версию, потом выпускают в СМИ двадцать «экспертов» — от модной певицы до уфолога, который действительно приходит на интервью в шапочке из фольги. У людей разбегаются глаза и они выбирают официальную версию просто «от греха подальше», ведь при такой информационной перегрузке очень трудно сделать рациональный выбор. Реальную версию могут даже озвучить прямо, просто добавив слово «якобы» — и одно это заставит людей стесняться, отказываться от «глупой выдумки».

Более того, большинство заговоров чаще всего отражается в совершенно официальных документах и никем не считается заговорами:
Например, Москва застраивалась, исходя из негласного решения ЦК КПСС, что автозавод в Тольяти не будет расширяться, а 90% москвичей никогда не получат шанса скопить деньги на личный автомобиль. Казалось, заговор? Ан, нет, нелюбовь ЦК КПСС к праву большинства обывателей на личный транспорт была зафиксирована в виде вполне официальной инструкции для всех архитекторов Москвы при планировки новостроек — исходить из того, что не больше 5% жильцов будут иметь автомобиль. Это планировалось на 50 лет вперед! «Заговорщики» действовали вполне открыто. Единство духа не требовало избыточной конспирации. Зато обыватели и несогласные партийцы предпочитали ничего не замечать.
Как видно из этих типовых пунктов — главной основой критики теорий заговора является в первую очередь отказ от критического мышления. Теория заговора вообще не обдумывается критиком, если нечто названо «теорией заговора» оно немедленно и без рассуждений отвергается по надуманным основаниям просто из-за названия.

А вот и черепаха, на спине которой стоят эти три могучих слона — Эксперимент Аша:
В итоге 75 % испытуемых подчинились заведомо ошибочному представлению большинства, по крайней мере, в одном вопросе.


 

Большинство людей, как и в эксперименте Аша, присоединяются к доминирующему дискурсу — не потому, что они с ним действительно согласны. Нет, они видят, что две палочки на картинке одинаковой длины, они могут понимать, что вопросы конспирологов уместны и разумны. Но раз все говорят что палочки разные, и что «это теория заговора», что возможность масштабной организационной деятельности людей это «глупая выдумка» — приходится согласиться с большинством, задавив в себе критическое мышление.

В результате мы получаем доминирующий дискурс, в рамках которого теории заговора запрещаются, осуждаются, исключаются из нормы. Но причина — не рациональные основания, а естественная конформность людей.

Давайте подведём итоги этого раздела:

  1. Критика теорий заговора обычно не основана на сущностных элементах этих теорий. Критикуются как «невозможные» либо цели, либо механизмы реализации.
  2. Важным элементом критики теорий заговора является ссылка на авторитет. Либо авторитет потенциального субъекта заговора, который «просто не может участвовать, потому что не может» — либо авторитет официальной точки зрения (научной, государственной).
  3. Ключевой причиной отказа от критического мышления при обсуждении теорий заговора является естественное для людей желание конформизма. Люди делают это, потому что боятся исключения из сферы нормальности.

Теперь, когда мы наконец выяснили, что критика теорий заговора чаще всего не особенно-то рациональна и разумна — нам хочется понять, а существует ли правильная, разумная критика. Или что, нельзя критиковать теории заговора вообще? Давайте обсудим этот вопрос.
 

4. Игра по правилам шулеров

 
 
Опять же один мудрый человек — Рабиндранат Тагор — сказал столетия два назад: «Если мы закроем дверь перед заблуждением, то кто же ее откроет перед истиной?» Мы, биологи, однажды получили предметный урок. «Бери такое-то лекарственное растение в безлунную полночь, по росной траве...» Поморщились: знахарство, суеверие! Бери, значит, в свете новейших достижений науки когда заблагорассудится. А потом, в свете еще более новых достижений, выяснилось, что именно ночью, обязательно безлунной, при стойком антициклоне лекарственная активность растения на порядок выше, чем в любое другое время.

Д. Биленкин, "Тихий звон колокольчика"
Относительно рациональных оснований критики можно отметить ещё одну небольшую деталь. В то время как сторонники теорий заговора обычно тщательно изучают фактическую сторону вопроса — одним из самых главных элементов критики теорий заговора является просто ссылка на авторитет науки.

Например, сторонники плоской Земли могут перечислить десяток доказательств того, что Земля круглая, чтобы опровергнуть их — хорошими ли, плохими ли аргументами, это другой вопрос. Сторонники же круглой Земли нередко предпочитают просто сослаться на «официальную науку», но даже и при желании редко могут вспомнить больше одного-двух доказательств.

Про многочисленные ошибки официальной точки зрения, признанные годы, десятилетия, века спустя я даже не хочу писать, это всем давным-давно известно. В целом широкая дорога прогресса буквально вымощена людьми, которых сначала убивали или изгоняли за противостояние официально принятому мировоззрению, а потом указывали в учебниках как основоположников научного направления.

Но вторая сторона медали ничем не лучше первой. Если одни критики честно являются нерассуждающими сторонниками большинства на уровне «я сам не знаю, но учёные доказали» — то другие пытаются использовать рациональность, не замечая, что в глубине этой рациональности притаилась та же самая нерассуждающая вера (это немного похоже на первый пункт предыдущего раздела).

Давайте же разберёмся подробнее.

Дело ведь не только в том, что вы обязаны критиковать теорию заговора, чтобы не потерять право на «нормальность». Вы ещё и обязаны использовать только официально одобренные инструменты для разговора о ней. Уже упомянутый доминирующий дискурс жёстко задаёт формат обсуждения.

Как уже было упомянуто ранее, формальной разницы между сторонником и критиком теории заговора нет. Их диалог на обывательском уровне ведётся одинаковыми инструментами, одинаковыми аргументами. Возможна победа с помощью «авторитета», но это силовой сценарий — вы задавили оппонента, но не убедили. Поэтому нам предлагают нейтрального арбитра. Вы уже догадались — это наука.

«Беспристрастная наука», которая должна доказать, прав сторонник теории заговора или противник. Для чего мы используем накопленные этой самой наукой знания — исследования, эксперименты, научный метод и так далее. К сожалению, соглашаясь на этого арбитра и эти инструменты мы немедленно получаем две неразрешимые проблемы.

1) Ложность очевидного
Унижая и обесценивая категорию «общеизвестного», доминирующий дискурс начинает требовать научным образом доказывать очевидные вещи. Если ссылка на «общеизвестное» больше не работает для всех — то всё «общеизвестное» больше не истинно, а ложно.

Полвека назад над этим смеялись:
Выбегалло торжествовал. Теперь можно считать доказанным, что ежели человека не кормить, не поить, не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет. Как вот этот помер. Ученый совет ужаснулся.
Сейчас никто не смеётся, никто не ужасается. Всё это происходит на полном серьёзе. Вам действительно нужны научные доказательства того, что люди ходят ногами и смотрят глазами. Без таких доказательств любые ваши утверждения вытесняются в область конспирологии. Это происходит не специально, это всего лишь неизбежное следствие вытеснения из сферы «нормального» всего «ненаучного» — то есть, говоря иначе, отождествления ненаучного и ненормального.

2) Бессмысленно высокие трудозатраты
Вот пример из комментариев, где обсуждалась польза от ношения масок, помогают ли они защищаться от вируса. Я обратил внимание на это, потому что этот человек дважды употребил словосочетание «теория заговора». Они со своим оппонентом обменялись огромным количеством ссылок на научные исследования вот с каким итогом:
Под весом фактов, видимо, придётся склониться к позиции, что может и помогает, но убедительных данных почти нет или нет совсем. Перейти на сторону, что точно бесполезны, пока не готов.
Многие умиротворённо улыбнутся. Разве это не прекрасно — когда в споре наконец-то родилась истина? Хочется навсегда сохранить в памяти это удивительное мгновение — в интернете кому-то удалось кого-то переубедить в споре! Но какова цена этого?

Это работает во всех сферах — каждому доводилось слышать ответы вида «собери свой мессенджер», «напиши свой браузер», «создай свою социальную сеть», «создай свою платежную систему» и т.д. по нарастающей. В данном случае ситуация в предельном случае выглядит так: «проведи своё научное исследование». Одной из сторон в данном споре повезло — нашлись уже проведённые научные исследования. Трудозатраты составили всего лишь несколько часов для их поиска и анализа. На ровном месте, я замечу. То есть человек жил себе, жил, вдруг на него надели намордник и сказали, что пока он несколько часов не поработает — намордник не снимут.

Хотя технически его работа всё ещё не закончена, намордник так и не сняли. Ему всё ещё нужно распространять эту информацию шире, просвещать людей, организовывать группы влияния. Работа не завершена даже в рамках одного портала — он смог что-то объяснить только одному человеку, не читавшие комментарии именно к этой теме люди продолжают заблуждаться. Намордник надеть очень легко — чтобы его снять нужно провести громадную работу.

А теперь представьте, что некие учёные пришли к выводу, что несильный удар палкой способствует вашему здоровью. Это повышает тонус организма, ускоряет кровоток, способствует активной работе внутренних органов, есть данные о том, что это способствует похудению. Азиаты, опять же, постоянно в своих додзё лупят учеников палками, и очень долго живут. Так что с этого дня при каждом входе в общественный транспорт специальные люди, дежурные, слегка бьют вас палкой по телу. Приказ подписан президентом.

И вот вы ждёте-ждёте, когда же появятся опровергающие это исследования, а исследований всё нет и нет. Выходит, вам нужно как-то самим такое организовать, правда? А ведь вы и не учёный даже. Что делать-то будете? Нанимать учёного? Вы спросили одного, другого, а они мнутся, стесняются. Шёпотом говорят — карьера, дома жена и дети, не хочу рисковать работой.

Станете ли вы сторонником теории заговора, которая утверждает, что удары палкой по телу на самом деле никак вам не помогают, а только вредят? Или вы будете упорно терпеть эти удары, ожидая, когда наконец-то официальная наука своим авторитетом подтвердит то, что вы и так постоянно чувствуете?
 

Проблемы «научного спора о теориях заговора» заключаются в том, что общеизвестные и очевидные вещи в мире существуют, хотя их существование пытаются вытеснить из дискурса, и вы обязаны тратить огромные ресурсы на доказательство очевидного.

Если вас хотят сбросить с крыши небоскрёба — следует не доказывать, что люди от этого умирают, с помощью специальных научных исследований, а бежать оттуда со всех ног или защищаться с помощью оружия. Требование научных исследований для ведения некоторых споров — это навязанное излишество, специальная практика контроля для исключения неудобных мнений из доминирующего дискурса.

Но это ещё не всё. Эти две проблемы по сути сводятся к одному — вы играете по чужим правилам. Даже если вы решили сыграть по этим шулерским правилам и начать доказывать свою позицию с помощью «научных исследований» — вы запросто можете обнаружить, что никаких «научных исследований» на тему сбрасывания людей с небоскрёба не существует. Почему? «По ряду причин». Может быть они «не важны для науки». Может быть они «не модные». Может быть «нет финансирования». Вот здесь в комментариях я упоминал такую ситуацию, и эта ситуация проявляется по множеству направлений. А некоторые исследования в некоторых странах даже и прямо запрещают, ну мы помним: «кибернетика — реакционная лженаука».

Дело в том, что в случае теорий заговора наука является вовсе не «беспристрастным арбитром», а одним из оппонентов. И пользуется всем своим инструментарием, чтобы подыгрывать себе.

Читатели здесь воскликнут — но позвольте! Ведь нужно же иметь возможность как-то отличать очевидное, и то, что человеку лишь кажется очевидным! Нужны объективные критерии! Что если человек считает, что его облучают спецслужбы — разве это может быть на самом деле?

Отсылаю этих людей к анекдоту в первой части статьи, а ещё приведу хорошо известную историю про Хемингуэя:
 
Ему казалось (либо это так и было на самом деле), что за ним всюду следуют агенты ФБР и что повсюду расставлены жучки, телефоны прослушиваются, почта прочитывается, банковский счёт постоянно проверяется. Он мог принять случайных прохожих за агентов.

В начале 1980-х годов, когда архивное дело Э. Хемингуэя в ФБР было рассекречено, факт слежки за писателем подтвердился

¯ \ _ (ツ) _ / ¯

Беда в том, что пропагандируемый критиками теорий заговора научный спор возможен только в идеальном мире с идеальной наукой. В реальном мире существует недобросовестная конкуренция, спецслужбы, высокопоставленные сумасшедшие, взятки, пропаганда, диверсии, а также уже упомянутые во второй части статьи реальные заговоры.

Подавляющее большинство теорий заговора связаны с теми сферами жизни, где наука либо бессильна, либо ангажирована. Собственно, именно поэтому там и возникают теории заговора.

Давайте подведём итоги этого раздела:
 
  1. Теории заговора возникают чаще всего именно в тех сферах, где наука не даёт однозначных ответов или где она ангажирована. В таких случаях перевод обсуждения в научную плоскость означает не реальное обсуждение, а всего лишь ещё один — более сложный и запутанный — способ сослаться на мнение большинства и официальных структур.
  2. Большинство теорий заговора возникает из-за конфликта людей с доминирующим дискурсом, в том числе научным. Поэтому ложно представление о том, что теорию заговора можно легко подтвердить или опровергнуть научными исследованиями. В таком конфликте одна из сторон имеет неустранимое преимущество — она сама свободно создаёт или меняет правила.
  3. Не доказана и не может быть доказана уместность каких-либо научных исследований для обсуждения конкретных теорий, неангажированность этих исследований или даже их соответствие реальности (доминирующие в данный момент теории могут быть пересмотрены и опровергнуты в будущем, после появления новых технологий или открытия каких-нибудь архивов).

Читатели недоуменно спросят — так что же, теории заговора действительно нельзя критиковать? Может быть нам ещё и кафедры уфологии открыть рядом с кафедрами теологии? Замечу со скептической ухмылкой, что если бы у уфологов был такой же денежный поток, какой имеется у религиозных организаций — кафедры уфологии давно бы открыли, и все «комиссии по борьбе с лженаукой» точно также утёрлись бы, как это произошло в ситуации с теологией. И это ещё одно эмпирическое подтверждение бессмысленности ссылок на науку там, где она бессильна. Но анализировать теории заговора, конечно, можно. Давайте рассмотрим, как именно.
 

5. Исследование vs расследование

 
 
«Я знаю, что ничего не знаю» (др.-греч. ἓν οἶδα ὅτι οὐδὲν οἶδα; лат. scio me nihil scire или scio me nescire) — изречение, приписываемое древнегреческому философу Сократу (по свидетельству философа Платона). В некоторых цитатах встречается в чуть изменённой форме — «Чем больше я знаю, тем больше я понимаю, что ничего не знаю» и «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого».
Если говорить о внешне похожих действиях людей — то нам, разумеется, не обойтись без ссылок на Вебера и его великую теорию социального действия. Если коротко, то социальные действия по его мнению следует изучать через понимание, потому что действие может быть одним и тем же, но люди вкладывают в них совершенно разные смыслы.

Например, человек убивает другого человека. Один делает это из-за аффекта. Он был в ярости и не сдержался. Другой делает это по традиции. Он, может, и не хотел бы, но в его культуре принята какая-нибудь «месть». Третий делает это из рациональных соображений — на него напали, а он защищался. Результат один — есть убийца и труп. А причины совершенно разные.

В случае с преступлением итог действия тоже однозначен: юридическая оценка и последствия. Но что если действие юридически не определено — а рассуждения о теориях заговора обычно
вне юридической плоскости?

Один человек поддерживает теорию заговора, потому что это стильно, модно, молодёжно.
Второй обдумал то, что видит, и пришёл к выводу, что теория заговора может быть правдой.
Третьему её нашептали голоса в голове.

В рамках доминирующего дискурса всех этих людей не существует. Существует только теория заговора — и её соответствие или несоответствие официально принятому мнению.

Одна теория касается реальных проблем, которые «власти скрывают» — а мы на историческом опыте знаем, что власти нередко действительно скрывают. Нехватка или сокрытие информации, противоречия в данных и так далее.

Другая связана с недостатком образования или финансов. Человек бедный и необразованный по сути изолирован от остального мира и просто вынужден строить собственные теории о мироустройстве.

Третья — реальное сумасшествие.

Опять же в рамках доминирующего дискурса никаких градаций не существует. Существует только теория заговора — и её соответствие или несоответствие официально принятому мнению.

Потому что доминирующий дискурс пытается уложить мир в свои рамки. Мир большой, сложный, в рамки не укладывается. Поэтому от мира отрезают кусочки и выбрасывают их за границу нормы, «этого нет и не было никогда».

Например доминирующий научный дискурс совершенно однозначно требует помещать в одну категорию сторонников плоской земли, противников локдауна и борцов с инопланетянами. Это примерно как если бы суд давал бы одинаковый срок убийце, растратчику и человеку, перешедшему дорогу на красный свет — а потом их ещё сажал бы в одну камеру.

Основное возражение здесь — существование «реальности», «фактов». Условно говоря — Земля или плоская, или нет. Какие тут могут быть разночтения? Хорошо если так. Хорошо, если речь идёт о простых, доказуемых экспериментально и проверяемых фактах. Но я повторю ещё раз — подавляющее большинство теорий заговора связаны с той сферой, где никаких «фактов» нет, а заодно существует подозрение в ангажированности участников и подтасовке экспериментов. Вы просто не знаете, сколько людей погибло от «свиного гриппа», и никто не знает, и узнать не может. Потому что не существует официальных данных, ведь ВОЗ — опять же, официально — их просто отказалась собирать и публиковать. Здесь может существовать только простор для интерпретаций, а ссылки на «науку» или «статистику»- откровенная манипуляция и попытка прикрыться авторитетом.

Теории заговора и их обсуждение — это слишком широкий вопрос, чтобы входить единственно в компетенцию науки. Использование научных методов для анализа теорий заговора — примерно то же самое, что использование научных методов для поиска смысла жизни и отделения «хорошего и правильного» смысла жизни от «плохого и неправильного». Этот вопрос принципиально невозможно решать научными методами — хотя научные методы могут быть хорошим подспорьем для этого. Сама теория заговора это скорее философская концепция, нежели чем экспериментально проверяемое предсказание, с которыми привыкла иметь дело наука. Ещё обсуждение теории заговора можно сравнить с расследованием, когда у нас нет чётких и точных доказательств типа видеозаписей. В этом случае мы должны изучить материалы дела, должны выслушать стороны и должны принять решение на основе нашего опыта, здравого смысла, общей оценки ситуации.

Разумеется, мы используем некоторые научные данные в процессе расследования. Как и философы в своих теориях руководствуются научным знанием о мире. Но само расследование — или сама философская концепция — не являются ни экспериментом, ни исследованием. Это совершенно иной набор когнитивных практик.

Давайте подведём итог этого короткого раздела:

* Для анализа и обсуждения теорий заговора не следует использовать научный дискурс сверх необходимости. Основой для анализа подобных теорий должно быть не научное исследование — выполняющее вспомогательную роль поставки фактов — а понимание теории и подробное рассмотрение её составляющих.
 

6. Выводы

 
 
  1. Термин «теория заговора», «конспирология» чаще всего используется как оценочный, для обесценивания мнения оппонента безотносительно сути вопроса. При этом мы знаем, что в истории человечества существовало множество реальных заговоров, в том числе и тайно реализованных. Заговоры являются полноценной частью человеческой цивилизации и неправильно отрицать их существование и влияние на общество. Вместо термина «заговор» можно использовать слова «масштабная организационная деятельность», чтобы избежать негативных коннотаций.
  2. Критики теорий заговора допускают ряд серьёзных ошибок, главная из которых — игнорирование сути критикуемой теории. Из-за того, что суть теории критиками не рассматривается — они используют в своей критике аргументы, которые полагают ошибочными у своих оппонентов. Например, ссылки на здравый смысл или авторитет. Кроме того критика теории заговора обычно направлена не на суть заговора, а на его цели или механизмы, которые критик пытается представить невозможными или нежеланными. В основе такой критики обычно лежит естественный конформизм человека, желание присоединиться к большинству и презентация своей нормальности.
  3. Теории заговора возникают чаще всего в тех сферах, где наука не даёт однозначных ответов, где люди наблюдают ангажированность или слабость официальных структур, в том числе науки. Эта ситуация не позволяет использовать научный дискурс для беспристрастного анализа теорий заговора — потому что в таком споре арбитром становится один из оппонентов и беспристрастность исчезает.
  4. Поэтому для анализа теорий заговора научные исследования могут использоваться только частично. Анализ теорий заговоров должен напоминать скорее не описание физического эксперимента, а расследование или философский анализ.

 

Источник https://habr.com/ru/post/540130/

Категория: Психология | Добавил: didahe (29.06.2021)
Просмотров: 45 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Поиск

Фото

Блог